Признаки нормативного правового акта верховный суд

Защита прав и законных интересов

Признаки нормативного правового акта верховный суд

Основная проблема в правоприменительной деятельности по этому вопросу заключается в том, чтобы выделить признаки, характерные исключительно для такого явления, как нормативный правовой акт, через которые это понятие отделяется от смежных понятий (иных видов актов). Выделить эти признаки и означает дать определение этого понятия.

Такие признаки выработаны теорией: 1) общеобязательность содержащихся в нем правил поведения, что подразумевает возможность применение мер государственного правового принуждения к их соблюдению; 2) неограниченный круг лиц, кому они адресованы; 3) неоднократность применения во всех аналогичных ситуациях.

Общеобязательность правил поведения для неограниченного круга лиц и неоднократность применения при определении нормативного характера акта берут за основу и суды (см., например, п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г.

№ 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»).

Употребление в указанном Постановления понятия «уполномоченные государством организации» связано с тем, что в настоящее время право издания нормативных актов наряду с государственными и муниципальными органами получили некоторые государственные корпорации.

Упоминание должностных лиц в данном случае не требуется, поскольку Президент РФ и президенты (главы администраций) субъектов РФ одновременно являются единоличными государственными органами.

При этом, учитывая, что правовое регулирование осуществляется путем воздействия на поведение людей через предоставление им прав и возложение обязанностей, установление правил поведения означает установление либо обязанностей, либо ограничений осуществления прав.

Исходя из этого, принципиальный подход в судебной практике должен заключаться в том, что нормативный характер акта определяется не по субъекту, не по форме, не по процедуре принятия и т.д., а исключительно из содержания. Если акт содержит правила поведения, отвечающие указанным выше признакам, то такой акт является нормативным.

Соответственно нарушения, касающиеся субъекта, формы, процедуры, являются основаниями для признания этого акта недействующим.

Применение обратной последовательности меняет местами причину и следствие: нормативность (содержание) акта требует соблюдения требований к его принятию, а не процедура принятия, форма или субъект делают его нормативным (определяют содержание).

Такой подход уже выработан Конституционным Судом РФ (см., например, абз. 5 п. 3 мотивировочной части Определения от 2 марта 2006 г. № 58-О), и соответственно судебная практика должна исходить из него. Игнорировать правовые позиции Конституционного Суда РФ ни суды, ни арбитражные суды не вправе.

Поэтому если, например, письма Минфина России отвечают признакам нормативных актов, то они могут оспариваться как нормативные акты. Принципиальным моментом при их оспаривании должно являться то, что обязанности и ограничения прав, о которых идет речь, в таких письмах прямо законами не установлены.

Также следует обратить внимание, что на подзаконном уровне акты могут носить смешанный характер, т.е. содержать положения как нормативного, так и ненормативного характера.

Среди положений ненормативного характера можно выделить положения организационно-распорядительного характера (однократного применения, адресованные конкретным лицам или группе лиц), положения рекомендательного характера (не подразумевают возможности применения мер государственного принуждения).

Есть и иные виды норм, которые могут закрепляться письменно, например технические. Соответственно такие акты оспариваются раздельно по пунктам и при условии, что они устанавливают юридические обязанности или ограничения прав.

При этом, исходя из принципа разделения властей (ст. 10 Конституции РФ), суды не вправе оценивать акты на предмет целесообразности их принятия, вносить изменения в эти акты, обязывать уполномоченные органы принимать такие акты или вносить в них изменения.

Они вправе признавать их неконституционными или недействующими в силу противоречия актам, обладающим более высокой юридической силой (требования по форме и процедуре также устанавливаются такими актами), либо превышения полномочий органа или лица, издавших акт.

Отсюда, например, и требования резолютивных частей решений арбитражных судов по данной категории дел (п. 3 ст. 195 АПК РФ), где фиксируется только факт признания акта недействующим.

При признании акта недействующим возникает обязанность органа или лица, издавшего этот акт, отменить этот акт или привести его в соответствие с актом более высокой юридической силы (см., например, абз. 5 и 6 п. 7 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 11.04.2000 № 6-П, п. 5 ст. 195 АПК РФ).

Если эта обязанность не исполняется, то теоретически возможно повторное обращение в суд (с заявлением о понуждении, об обжаловании бездействия и т.п.

), но это юридически абсурдная ситуация (чтобы исполнить решение по одному делу, возбуждается другое, в рамках которого будет просто зафиксировано неисполнение обязанности). В то же время есть уголовная ответственность должностных лиц за неисполнение решения суда (ст.

315 УК РФ), за такие нарушения могут быть распущены как законодательные органы субъектов РФ (п. 2 и 4 ст.

9 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»), так и представительные органы муниципальных образований (п. 1 ст. 73 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

За счет обжалования нормативных актов могут защищаться не только субъективные права, но и интересы, не опосредованные субъективными правами. Это связано с тем, что законодательство не связывает возможность оспаривания нормативного акта с его применением к лицу, обращающемуся за защитой. Исключение составляет оспаривание актов в Конституционном Суде РФ.

Следствием этого является подход, что акт может быть оспорен в суде и в том случае, если издавшим его органом не соблюден порядок регистрации и опубликования таких актов (абз. 5 п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. № 58-0).

В судах в настоящее время сложился подход, что нормативный характер акта вне зависимости от его формы должен определяться судом при рассмотрении дела (см. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г.

№ 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» и Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 сентября 2006 г. № 13322/04).

Это связано с тем, что в ряде случаев государственные органы, издавая различные разъяснения, которые не могут напрямую оспариваться в суде, по сути, осуществляют правовое регулирование, поскольку создают новые правила поведения (обязанности), ранее не предусмотренные нормативными актами.

Общими основаниями для оспаривания нормативных актов (предъявления в суды требований о признании неконституционными или недействующими) являются их противоречие актам более высокой юридической силы, а по подзаконным нормативным актам — еще и принятие каким-либо органом с превышением его компетенции, если это влечет нарушение прав и законных интересов гражданина или юридического лица (см., например, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

При этом суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного акта, признанного по решению принявшего его органа или должностного лица утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в процессе судебного разбирательства будет установлено нарушение данным актом прав заявителя (см., например, абз. 1 п. 3.

3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 12 мая 2005 г. № 244-0). При этом в любом случае заявитель вправе оспорить в суде решения, действия (бездействие), основанные на таком нормативном правовом акте (см., например, абз. 6 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2007 г.

№ 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»).

Оспаривание нормативных актов автоматически не приостанавливает их исполнение (п. 7 ст. 251 ГПК РФ, п. 3 ст. 193 АПК РФ).

Источник: https://isfic.info/porot/votab10.htm

Об оспаривании законов и постановлений

Признаки нормативного правового акта верховный суд

По делам об оспаривании нормативных правовых актов и законодательства рассмотрим критерии таких документов и разъясним последствия их успешного оспаривания.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1101877/pub_5c311aa4fa137100aab4e114_5c311b582fe7ad00aa076a75/scale_600

Впервые проект разъяснений был представлен 18 декабря, после чего его отправили на доработку.

«Для Минюста это особенное постановление, потому что мы занимаемся регистрацией нормативно-правовых актов. Большое количество вопросов, которые возникают в нашей деятельности, теснейшим образом связаны с практикой ВС по оспариванию подобных актов. Это важнейшее для нас постановление. Мы традиционно ориентируемся на практику Верховного суда, и мне никогда не казалось, что в этой достаточно технической области так много интересных и неожиданных поворотов», – пояснил представитель Минюста Юрий Любимов.

Он одобрил проект постановления, как и представитель генпрокуратуры, после чего участники Пленума проали за его принятие.

Что оспаривать? Разъяснения Пленума касаются оспаривания нормативно-правовых актов и разъяснений законодательства, обладающих нормативными свойствами.

ВС выделил два признака, которые характеризуют нормативный правовой акт.

Первый – изданиеего в установленном порядке управомоченным органом госвласти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом.

Второй – наличие в нем правил поведения, обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение и направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1054867/pub_5c311aa4fa137100aab4e114_5c311d6a71a4ff00abd20dc4/scale_600

Акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, – это акты органов госвласти, органов местного самоуправления и иных органов, которые включают в себя результаты толкования норм права, которые используются в правоприменительной деятельности в отношении неопределенного круга лиц. При этом под неопределенным кругом лиц понимается такой круг лиц, который невозможно определить и привлечь к участию в деле.

Кому оспаривать? Ст. 208 КАС устанавливает, что заявители без высшего юридического образования ведут дела через своих представителей, которые такое образование имеют.

Но при этом, подчеркивает ВС, закон не устанавливает требование к высшему образованию у лица, которое подписывает административный иск.

То есть подписать заявление может административный истец без высшего юридического образования – но в суде его все равно должен представлять юрист с дипломом. И его нужно указать прямо в иске – с приложением копии диплома.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/15270/pub_5c311aa4fa137100aab4e114_5c311e68867e5900ab6376a2/scale_600

Разъяснения даны не только по поводу статуса административного истца: судам также предложено обращать внимание на факты уклонения представителей принявшего НПА от явки на судебное заседание.

«В случае неявки на судебное заседание без уважительных причин лиц, явка которых признана судом обязательной, необходимо обсуждать вопрос о возможности наложения штрафа», – подчеркивает Пленум.

Орган госвласти, который должен проводить обязательную регистрацию нормативных правовых актов (например, Минюст), принимает участие в рассмотрении таких дел в качестве заинтересованного или третьего лица. В случаях оспаривания НПА по вопросам реализации избирательных прав и права на участие в референдуме суд вправе привлечь к делу ЦИК.

Как оспаривать? В административном иске об оспаривании НПА необходимо указать сведения о том, какие права, свободы и законные интересы нарушены или могут быть нарушены оспариваемым актом, или о том, что существует реальная угроза их нарушения. В противном случае суд оставит его без рассмотрения. А если истец оспаривает документ, который со всей очевидностью не может затрагивать его права, то судья откажет в принятии заявления к производству.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/52716/pub_5c311aa4fa137100aab4e114_5c3120ccb6ddc300ab5a78c5/scale_600«Административные исковые требования об оспаривании нормативного правового акта не могут быть рассмотрены судом общей юрисдикции совместно с иными материально-правовыми требованиями», – подчеркивает Пленум ВС.

Зачем оспаривать? При оспаривании разъяснений суд должен установить смысл разъясняемых положений, учитывая буквальное значение содержащихся в них слов и выражений, а также их место в системе права, взаимосвязи с другими правовыми нормами, цели и условия принятия соответствующего нормативного правового акта. Пленум отмечает: если разъяснения не соответствуют смыслу разъясняемых им положений – суд должен признать документ недействующим и указать на это в решении.

Пленум ВС дает судам право возложить на административного ответчика обязанность принять новый нормативный правовой акт взамен успешно оспоренного.

Но только в случае, если суд выявит «недостаточную правовую урегулированность» административных и иных публичных правоотношений, которая может повлечь нарушение прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.

Эта норма подлежит применению лишь в случаях, когда обязанность по принятию акта предусмотрена НПА с большей юридической силой.

Оспоренный акт или его часть могут быть признаны недействующими, когда они вошли в противоречие с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу. А если они были приняты раньше, чем более «сильный» НПА, – со дня вступления последнего в силу.

Содержащиеся в решении выводы 
о несоответствии оспоренного акта закону или иному нормативному правовому акту могут иметь преюдициальное значение при рассмотрении других дел – в том числе касающихся периода, предшествующего дню признания оспоренного акта недействующим.

Постановление Пленума ВС от 25 декабря 2018 года № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами».

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c308f52b5233900aa44cbed/ob-osparivanii-zakonov-i-postanovlenii-5c311aa4fa137100aab4e114

Понятие нормативного правового акта и практика Верховного Суда РФ (Д.Н. Бахрах,

Признаки нормативного правового акта верховный суд

Понятие нормативного правового акта и практика Верховного Суда РФ

Решая вопросы о действии законов, иных нормативных актов, содержащихся в них норм права, необходимо четко определить, что такое нормативно-правовой акт.

К сожалению, единого, общепризнанного понятия этих правовых явлений нет ни в законодательстве, ни в юридической науке. Это способствует принятию судами решений, которые трудно признать правильными, появлению выводов, которые можно оспорить.

Так, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 сентября 1997 г. говорится:

“Как следует из материалов дела, предметом спора является решение органа местного самоуправления о запрете торговли непродовольственными товарами с рук и лотков на Воткинском рынке Удмуртпотребсоюза в связи с открытием Центрального городского рынка.

Отменяя решение и постановление апелляционной инстанции и прекращая производство по делу, суд кассационной инстанции исходил из того, что оспариваемые акты закону не противоречат, носят нормативный характер, поэтому спор не подведомствен арбитражному суду.

Между тем кассационной инстанцией не учтено, что оспариваемые акты касаются организации торговли непродовольственными товарами на конкретном рынке и, следовательно, данные акты не являются нормативными”*(1).

Представляется, что акт, который рассчитан на неопределенное число лиц, на неопределенное число случаев, не может быть признан индивидуальным, правоприменительным.

Этот пробел в теории попытался устранить Пленум Верховного Суда РФ. В его постановлении от 25 мая 2000 г.

дано такое определение: “Под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом”*(2).

Пленум Верховного Суда РФ назвал такие признаки нормативного акта:

1) принят в установленном порядке управомоченными субъектами публичной власти;

2) устанавливает правила поведения;

3) обязателен для неопределенного круга лиц;

4) рассчитан на неоднократное применение;

5) действует независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения.

3, 4 и 5 признаки нормативного акта (нормы права), названные в постановлении Пленума Верховного Суда, представляются бесспорными.

Вызывает возражение формулировка такого признака: “устанавливает правило поведения”. Представляется, что правовой акт следует признавать нормативным, если он устанавливает новую норму права, а также, если он изменяет или прекращает действие старой нормы прямо или косвенно.

Официально акты, изменяющие или отменяющие старые нормы, признаются нормативными и публикуются в официальных изданиях – “Собрании законодательства РФ”, Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. В статье 7 утвержденных в 1997 г.

постановлением Правительства РФ “Правил подготовки нормативно-правовых актов федеральных органов исполнительной власти…

” говорится: “Положения об изменении, дополнении или признании утратившими силу ранее изданных актов или их частей включаются в текст нормативного правового акта”*(3).

В науке преобладает определение нормативного акта как акта, содержащего нормы (норму) права. С.Л. Зивс утверждал, что “источник права есть форма выражения именно правовой нормы, и только нормы”. В связи с этим им предлагался следующий вариант термина “источник права” – “источник норм права”, что подчеркивало внешнюю форму выражения правовой нормы*(4).

На этот пробел в науке – неразработанность понятия “источник права” – обратил внимание проф. А.В. Мицкевич, отметив, что подобное определение не может правильно раскрыть природу некоторых актов, не содержащих в себе как таковых норм права.

А.В.

Мицкевич убедительно показал, что “определение нормативного акта как акта, содержащего нормы права, или как “формы выражения правовых норм” не отвечает на основной вопрос: служит ли правовой акт государственного органа источником (в юридическом смысле) содержащихся в нем норм или нет. Таким может быть лишь акт, в котором выражена воля компетентного органа государства об установлении правила поведения, его изменении или отмене”*(5).

В постановлении Государственной Думы от 11 ноября 1996 г. N 781-II ГД “Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации”, приводятся определения нормативного правового акта и правовой нормы:

“Нормативный правовой акт – это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм. В свою очередь, под правовой нормой принято понимать общеобязательное государственное предписание постоянного или временного характера, рассчитанное на многократное применение”*(6).

Такое понимание нормативного правового акта представляется вполне приемлемым, если речь идет об актах, подлежащих регистрации, опубликованию. Но возможны и устные нормативные акты, не оформленные документально.

Они существуют во внутриведомственных отношениях на транспорте, в Вооруженных силах и других войсках, они могут использоваться как средство регулирования отношений внутри учреждения, органа публичной власти, они очень близки к деловым обычаям.

В нормативном правовом акте А.В. Мицкевич выделил две стороны: он представляет собой “логически завершенное положение, прямо сформулированное в тексте акта государственного органа” и “обязательное для всех лиц решение государственной власти”*(7).

Рассматривая российское законодательство как иерархическую и федеративную системы, можно отметить, что в их основе лежат нормативные правовые акты, которые являются первичными элементами этих систем.

Именно они “создаются правотворческими органами и образуют в своей совокупности систему.

Они придают содержащимся в них нормативно-правовым предписаниям ту или иную юридическую силу, определяют сферу их действия”*(8) и следует добавить время их действия.

“Законодательство – это форма существования правовых норм, средство их организации, придания им определенности, объективности”*(9). В принципе с приведенными мнениями можно согласиться. Но с одной оговоркой.

Дело в том, что широко используемые слова “законодательство”, “система законодательства”, “закон” имеют разные смыслы. В узком смысле – это важнейший правовой акт, система законов, акты законодательных органов. Закон, хотя и важнейшая, но разновидность нормативных правовых актов.

Система законодательства в точном смысле – это часть системы правовых актов.

И чтобы четко разграничить эти явления, выявить роль федеральных и иных законов в регулировании общественных отношений и по ряду других причин нужно четко разграничить эти понятия: закон, законодательство, система законодательства, с одной стороны, и более широкие понятия – нормативный правовой акт, правотворчество, система нормативных правовых актов.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 мая 2000 г. назвал и такой признак нормативного акта: он принят в установленном порядке. Нормативный и ненормативный акты различаются по содержанию и кроме того чаще всего и по порядку их принятия.

К сожалению, если порядок принятия нормативных актов Правительства РФ, других федеральных органов исполнительной власти урегулирован соответствующими правилами, то процедура принятия указов Президентом РФ, главами субъектов РФ, актов муниципальных органов урегулированы не полностью или вообще не урегулированы*(10).

Но нарушение порядка принятия, вступления акта в силу не лишает акта качеств нормативности. Оно может быть не очевидным, не обнаруженным или спорным. Например, субъект правотворчества полагает, что правовой акт не подлежит регистрации.

Принятый с нарушением процедуры принятия и даже с превышением компетенции нормативный акт автоматически не прекращает действия, на его основе возникают правоотношения.

Изданный и вступивший в силу нормативный акт точно так же, как и акт правосудия, будет действовать, пока в установленном законом порядке он не будет отменен, признан недействующим или пока его действие не будет приостановлено*(11).

Трудно согласиться с мнением судьи Верховного Суда РФ С. Потапенко, который утверждает, что в ст. 251 ГПК “законодателем подчеркнуто, что правовой акт можно считать нормативным не только при наличии в нем содержательных признаков нормативного акта, но и при условии соблюдения его формы опубликования.

Исходя из этого нормативный правовой акт в отличие от ненормативного должен быть издан в установленном законом порядке, что является одним из важных формальных признаков нормативного правового акта…

Правильной является высказанная в юридической литературе точка зрения, что если правовой акт не опубликован, то он не может признаваться нормативным правовым актом, применяться кем-либо и оспариваться в таком качестве”*(12).

В обоснование своей позиции С.

Потапенко ссылается на практику Верховного Суда РФ и, в частности, приводит такое дело: “Прокурор Новосибирской области обратился в Новосибирский областной суд с заявлением о признании противоречащим федеральному закону постановления и.о.

Главы администрации Новосибирской области от 13 октября 1998 г. N 623, утвердившего Правила обязательного медицинского страхования граждан на территории Новосибирской области, с момента его издания на том основании, что оно не было опубликовано.

Определением судьи Новосибирского областного суда от 14 июня 2002 г. в принятии заявления было отказано на основании п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР. В частном протесте прокурора Новосибирской области поставлен вопрос об отмене определения судьи в связи с его незаконностью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не нашла оснований для удовлетворения протеста прокурора. В ее определении отмечено, что, отказывая в принятии указанного заявления, судья правомерно исходил из того, что областному суду в соответствии со ст.

115 ГПК РСФСР подсудны дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и должностных лиц субъектов Российской Федерации. Нормативными правовыми актами являются только правовые акты, изданные в установленном порядке.

Оспариваемый же прокурором правовой акт не был опубликован, и потому его нельзя признать действующим нормативным правовым актом, подлежащим применению (дело N 43-Г02-4)”.

Автор статьи утверждает, что сейчас такая позиция основана на ст. 251 ГПК РФ.

Часть 1 этой статьи предоставляет гражданину, организации, считающим, “что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом” органа государственной власти, местного самоуправления или должностного лица “нарушаются их права и свободы… вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или частично”.

Таким образом, спор о том, что процедура принятия и опубликования является атрибутивным признаком нормативного акта имеет не только теоретический, но и практический интерес. Положительное или отрицательное отношение к этому вопросу влияет на практику работы судов, а главное, на пределы защиты прав граждан в судебном порядке.

Но, во-первых, нарушение порядка принятия, опубликования акта и других требований к его оформлению не может повлиять на содержание акта и превратить закрепленные им нормы в ненормативные предписания. Из содержания ст.

251 возможен формальный вывод, что если акт принят с нарушением установленного порядка, то он должен рассматриваться судом не по нормам главы 24, а на основе норм главы 25 ГПК. С такой позицией согласен и С. Потапенко: “в таком случае можно обращаться в суд не с заявлением об оспаривании нормативного правового акта в порядке ст.

251 ГПК, а с заявлением об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти в порядке, предусмотренном ст. 254 ГПК”.

К сожалению, С. Потапенко к этим словам добавляет: “Но это уже не нормоконтроль” (!?). В части 4 ст. 251 четко сказано, что заявления об оспаривании нормативных правовых актов подаются по подсудности, установленной ст. 24, 26 и 27″ ГПК, т. е.

рассматриваются и районными, областными, краевыми судами.

Но разве рассмотрение нормативного акта судом в ином порядке перестает быть контролем за законностью норм? Представляется, что и в этом случае осуществляется нормоконтроль – судебный контроль за соответствием закону нормативных актов меньшей юридической силы.

Источник: https://base.garant.ru/5160472/

Верховный Суд разъяснил порядок оспаривания НПА

Признаки нормативного правового акта верховный суд

25 декабря Пленум Верховного Суда принял постановление о практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами.

Верховный Суд разъяснит порядок оспаривания НПАПленум ВС отправил на доработку соответствующий проект постановления, но эксперты прокомментировали для «АГ» его основные положения

Как ранее писала «АГ», проект постановления рассматривался на заседании Пленума 18 декабря и был направлен на доработку. В принятый документ добавлено несколько новых положений, а также внесены изменения редакционного и технического характера. В частности, некоторые пункты представлены в ином порядке.

Документ начинается с указания, что оспаривание нормативного правового акта, а также акта, содержащего разъяснения законодательства и обладающего нормативными свойствами, является самостоятельным способом защиты прав и свобод граждан и организаций и осуществляется в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 21 КАС и гл. 23 АПК.

Признаки НПА и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами

В п.

2 постановления включили положение, согласно которому признаками, характеризующими НПА, являются издание его в установленном порядке управомоченным органом госвласти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм, обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. Ранее это определение содержалось в п. 10 и относилось к существенным признакам нормативного правового акта. Также добавилось положение о том, что признание того или иного акта нормативным правовым во всяком случае зависит от анализа его содержания, который осуществляется соответствующим судом.

По мнению управляющего партнера АБ «Беков, Исаев и партнеры» Якуба Бекова определение нормативно-правового акта практически не отличается от определения, содержавшегося в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 ноября 2007 г. № 48: расширен только перечень субъектов, принимающих нормативно-правовые акты, что напрямую связано с действием ст. 209 КАС РФ.

В соответствии с п.

3 существенными признаками, характеризующими акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами, являются издание их органами госвласти, органами местного самоуправления, иными органами, уполномоченными организациями или должностными лицами, наличие в них результатов толкования норм права, которые используются в качестве общеобязательных в правоприменительной деятельности в отношении неопределенного круга лиц. В проекте постановления определение актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами, было включено в п. 11.

Тогда советник АБ «Бартолиус» Анна Смола отметила, что предыдущие разъяснения Верховного Суда по делам этой категории сильно устарели, а разъяснения ВАС применяются только для Суда по интеллектуальным правам.

«Уже достаточно давно действует КАС, в котором некоторые вопросы были освещены более подробно, чем в прошлых разъяснениях, и проект часто их воспроизводит.

Но есть и развитие: например, дано определение “акта, обладающего нормативными свойствами”, которое не так давно появилось в процессуальных кодексах. Представляется, что это призвано способствовать защите прав», – считает эксперт.

Компетенция и право судов

В финальный вариант п. 4 постановления добавлено положение о том, что ВС РФ, суды общей юрисдикции, Суд по интеллектуальным правам не рассматривают дела об оспаривании законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и их совместному ведению на предмет их соответствия Конституции.

Указывается, что если в субъекте РФ не создан конституционный (уставной) суд, то рассмотрение дел о проверке соответствия его законов, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта, органов местного самоуправления конституции (уставу) этого субъекта осуществляется судами общей юрисдикции. В проекте постановления исключение составляла ситуация, когда рассмотрение дел о проверке соответствия актов конституции (уставу) субъекта РФ передано КС РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами госвласти России и органами госвласти субъектов.

В проекте постановления отмечалось, что при рассмотрении судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, обладающих нормативными свойствами, судам надлежит принимать во внимание, что орган госвласти, к полномочиям которого отнесено осуществление обязательной госрегистрации нормативных правовых актов, участвует в рассмотрении дела в качестве заинтересованного лица. В принятом постановлении указывается, что орган госвласти может быть привлечен к участию в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В п. 23 постановления добавлено положение о том, что в случаях оспаривания нормативных правовых актов по вопросам реализации избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ суд вправе привлечь ЦИК РФ к участию в деле для дачи заключения.

Из п. 28 убрано указание на то, что, если акт или его часть изданы без нарушения конституционных положений о разграничении компетенции РФ, ее субъектов и местного самоуправления, следует проверять полномочия органа или должностного лица, издавших оспариваемый акт, на осуществление правового регулирования данного вопроса.

Цель официального опубликования НПА

В документе указывается, что целью официального опубликования нормативно-правового акта является обеспечение возможности ознакомиться с содержанием этого акта тем лицам, права и свободы которых он затрагивает.

При этом отмечается, что необходимо проверять, была ли обеспечена лицам, чьи права и свободы затрагивает принятый акт, возможность ознакомиться с его содержанием.

Если такая возможность была обеспечена, порядок опубликования нормативного правового акта не может признаваться нарушенным по мотиву опубликования не в том печатном издании либо доведения его до сведения населения в ином порядке.

В том случае, когда нормативный правовой акт был опубликован не полностью (например, без приложений) и оспаривается только в той части, которая была официально опубликована, порядок опубликования не может признаваться нарушенным по мотиву опубликования нормативного правового акта не в полном объеме.

Адвокат АП г.

Москвы Василий Ваюкин назвал это разъяснение важным, добавив, что задачей судопроизводства по данной категории дел является обеспечение своевременной и эффективной защиты прав не только административного истца, заявителя, но и неопределенного круга лиц, на которых распространяется действие оспариваемого акта, что повышает социальную важность результата рассмотрения таких дел.

«Если практика рождает потребность в такого рода разъяснениях (согласно последнему отчету, представленному Судебным департаментом, количество дел по данной категории растет год от года), то возникает законный вопрос о качестве принимаемых нормативных актов, компетенции и уровне законодательной техники должностных лиц, “рождающих” такие тексты», – отметил Василий Ваюкин.

Признание НПА недействительным при его применении в отношении прав граждан и организаций

В п.

38 добавили указание на то, что если нормативный правовой акт до принятия решения суда был применен и на основании этого акта были реализованы права граждан и организаций, суд может признать его недействующим полностью или в части со дня вступления решения в законную силу. Нормативные правовые акты, которые в соответствии со ст. 125 Конституции могут быть проверены в процедуре конституционного судопроизводства, признаются судом недействующими со дня вступления решения в законную силу.

Анна Смола отметила, что указание на реализацию прав граждан и организаций на основании оспоренного НПА воспроизводит положение старого постановления Пленума ВС, которое до этого из текста было исключено.

«Зачем его вернули – трудно сказать, на мой взгляд, указание на расширение случаев, когда суд может признать НПА действующим со дня вступления решения в законную силу, защите прав не способствует, а выбор у суда на основании ст. 215 КАС и так имеется.

Речь якобы о защите прав абстрактных граждан, но при этом могут остаться без защиты права тех, кто обратился в суд, собственно, с заявлением об оспаривании НПА. Эта проблема была отражена, в частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ № 29-П от 6 июля 2018 г.», – указала эксперт.

КС напомнил судам об обязанности не применять подзаконные акты, противоречащие законуКонституционный Суд разъяснил, что пересмотр арбитражного дела по новым обстоятельствам в связи с признанием НПА недействующим не зависит от момента принятия соответствующего решения

Напомним, ранее «АГ» писала о том, что 6 июля КС РФ вынес Постановление № 29-П по делу о проверке конституционности п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, согласно которому новым обстоятельством для целей пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по правилам гл.

37 Кодекса является в том числе отмена судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу.

Тогда Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма не противоречит Конституции, поскольку она не препятствует пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу решения арбитражного суда, в основу которого положен нормативный правовой акт, признанный недействующим судом общей юрисдикции, – вне зависимости от того, с какого момента он признан недействующим.

Преюдициальное значение мотивировки

Также в п.

38 отмечается, что указанные в мотивировочной части вступившего в законную силу решения суда обстоятельства, свидетельствующие о законности или незаконности оспоренного акта (например, дата, с которой оспоренный акт вступил в противоречие с нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу, отсутствие у органа государственной власти компетенции по принятию оспоренного акта), имеют преюдициальное значение для неопределенного круга лиц при рассмотрении других дел, в том числе касающихся периода, предшествующего дню признания оспоренного акта недействующим. В проекте указывалось, что данные обстоятельства могут иметь преюдициальное значение.

«В части упоминания преюдиции п.

38 привели в соответствие с действующими нормами процессуального законодательства: теперь в нем содержится указание на обстоятельства, а не выводы (хотя выделить именно обстоятельства применительно к данной категории дел может быть сложно). Вместо “могут иметь” (а могут не иметь, звучало подтекстом), теперь “имеют” преюдициальное значение, то есть сформулировано универсальное правило», – посчитала Анна Смола.

Признание акта недействующим с определенной даты

В проектном п. 39 указывалось, что согласно п. 1 ч. 5 ст. 217.1 КАС РФ, ч. 5 ст. 3 АПК РФ по общему правилу акты, обладающие нормативными свойствами, содержащие разъяснения, не соответствующие смыслу разъясняемых положений, признаются судом не действующими полностью или в части со дня их принятия.

В принятом постановлении имеется дополнение, согласно которому с учетом обстоятельств конкретного дела суд вправе признать такой акт недействующим с иной определенной им даты (например, в случае когда после принятия акта, обладающего нормативными свойствами, разъясняемые им нормативные положения изменились, в результате чего оспоренный акт перестал соответствовать разъясняемым положениям со дня вступления в силу соответствующих изменений).

Анна Смола отметила, что в п. 39 добавлены ссылки на закон, хотя бы и по аналогии. По ее мнению, это необходимость. «На мой взгляд, очень хорошо и правильно, что общим правилом является признание недействующим со дня принятия. Но последующее уточнение видится мне совершенно излишним.

С одной стороны, оно вроде бы редакционно следует п. 38 (но аналогия и так действует).

С другой стороны, такая формулировка может создать риск превратного толкования – одно дело коллизия нормативных актов между собой, а уж если акт с нормативными свойствами перестал соответствовать разъясняемым положениям, это толкование просто не должно применяться.

Обновленный текст пункта может быть понят правоприменителями таким образом, что подобное разъяснение (чаще всего письмо ФОИВ) нужно будет идти оспаривать в суд, даже если изменился сам нормативный правовой акт, который разъяснен тем или иным письмом. Надеюсь, что до этого не дойдет», – отметила эксперт.

Что можно не указывать в резолютивной части

Из постановления убрали положение о том, что в резолютивной части решения суда о признании нормативного правового акта или акта, обладающего нормативными свойствами, не действующими полностью или в части, может содержаться указание на необходимость сообщения в течение одного месяца со дня вступления решения в законную силу или в иной установленный судом срок суду и лицу, которое являлось административным истцом, заявителем по соответствующему делу, об исполнении обязанности по опубликованию решения суда или сообщения о его принятии.

****

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев считает, что появление постановления Пленума, очевидно, назрело и связано с существенными изменениями процессуального законодательства по делам об оспаривании нормативно-правовых актов, которые произошли в связи с принятием в 2015 г. КАС. По его мнению, документ во многом, а в некоторых пунктах и дословно повторяет Постановление Пленума от 29 ноября 2007 г. № 48, но только с учетом перехода процесса рассмотрения дел об оспаривании нормативно-правовых актов из ГПК в КАС.

Директор юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко также считает, что не все разделы проекта можно назвать новыми, но это не умаляет их практической ценности: «Можно было бы найти основания для оспаривания в других нормативных актах, в практике ВАС, но специальные разъяснения Пленума ВС облегчают работу как адвокатов, так и судей, позволяя им не считать, что они изобретают практику, и потому – отказывать на всякий случай в исках против органов исполнительной власти».

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/verkhovnyy-sud-razyasnil-poryadok-osparivaniya-npa/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.