Презумпция совместной собственности

Верховный суд разъяснил правила распоряжения общим имуществом супругов

Презумпция совместной собственности

Разъяснения, важные для большинства граждан, которые активно пользуются услугами кредитно-финансовых учреждений, дал недавно Верховный суд РФ. Он пересмотрел спор некой гражданки и банка, который стал собственником ее доли в доме.

Суть нескольких судебных споров, закончившихся в Верховном суде страны, проста и жизненна. Муж этой женщины несколько лет назад поручился за друга, который взял кредит в банке. Но вот беда – поручился мужчина семейным домом, а супругу об этом в известность не поставил. Кредит не погасили, банк пошел в суд и получил заложенный дом.

Верховный суд: За пропажу денег со счета отвечает банк

А женщина узнала про все это лишь тогда, когда получила предписание – освободить дом, так как банк решил его продать. И бросилась защищать свои права.

Но местные суды, которые рассматривали дело, приняли прямо противоположные решения – одни соглашались с гражданкой, что ее права нарушены, так как она – тоже владелица этого дома.

Другие же посчитали действия банка правомерными.

Точку в споре поставила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, разъяснив правила залога общего имущества и ответив на главный вопрос: является ли залог сделкой по распоряжению общим имуществом супругов?

Итак, наша история началась полтора года назад. Некая семья, о которой пойдет речь, больше двадцати лет назад построила на своем участке дом.

А полтора года назад жена получила по почте исковое заявление о выселении ее и, соответственно, всей ее семьи. Из заявления женщина узнала, что шесть лет назад ее супруг выступил поручителем по кредиту своего знакомого.

А тот просил у банка деньги как индивидуальный предприниматель. Вот супруг-поручитель и заложил в банке за друга семейный дом.

Если жена не дала нотариального согласия на участие в залоге недвижимого имущества, то она не может впоследствии отвечать за действия своего супруга, о которых ей ничего не было известно

Спустя несколько лет выяснилось, что у друга с кредитом возникли серьезные проблемы и платить он не может. Через два года после получения кредита банк убедился, что с заемщиком каши не сваришь, обратился в районный суд. Тот обратил взыскание на заложенный частный дом поручителя. В итоге решение суда вступило в силу, так как его никто не оспорил.

Верховный суд разъяснил правила оплаты неиспользованных отпусков

Через два года банк выставил дом на торги, а проживающих в уже не своем доме граждан попросил освободить жилплощадь.

Жена поручителя проконсультировалась и выяснила, что по Семейному кодексу (статья 35) супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию. А она своего согласия на то, чтобы дом оказался в залоге у банка – не давала.

Женщина обратилась в суд и попросила признать недействительным договор залога недвижимости шестилетней давности. А еще попросила суд “применить последствия недействительности договора”. И, главное – признать совместно нажитым имуществом жилой дом и земельный участок и выделить каждому супругу по половине доли в праве собственности.

Этот иск жены рассматривал Пятигорский городской суд. Он согласился с иском и признал банковский договор недействительным. Суд доказал: истица на самом деле ничего не знала о залоге их с мужем общего дома и земельного участка. Именно поэтому договор противоречит статье 35 Семейного кодекса.

Опротестовывать такое решение банк пошел в Ставропольский краевой суд. Там решение коллег изучили и отменили. Краевой суд встал на сторону банка и не просто отменил вынесенное решение, но и принял новое, что случается нечасто.

Действия банка были признаны правильными и законными.

Краевой суд в своем решении также записал, что для залога совместно нажитой недвижимости не требуется нотариального согласия другого супруга, поскольку договор залога не является сделкой по распоряжению общим имуществом.

Нашей героине ничего не оставалось, как обратиться в Верховный суд РФ. Там спор изучили в Судебной коллегии по гражданским делам и посчитали, что аргументы заявительницы совершенно справедливы.

Верховный суд разъяснил правила обгона автомобилей

Вот главная мысль, которую высказал Верховный суд РФ. По его мнению, спорный договор залога недвижимости подлежал обязательной государственной регистрации.

А банк был обязан перед сделкой потребовать нотариально удостоверенное согласие супруги на совершение сделки, которого в деле нет.

Верховный суд особо для своих коллег подчеркнул: сторона, которая не дала нотариального согласия на участие в залоге недвижимого имущества, не может затем отвечать за действия супруга, о которых ей не было известно.

Безусловно, это решение касается конкретной ситуации, но в подобные истории попадает немало граждан. Так что в этом споре Верховный суд предложил реальный механизм разрешения аналогичных споров, которых в наших судах немало.

В итоге Верховный суд отменил апелляционное решение и отправил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

Источник: https://rg.ru/2020/08/17/verhovnyj-sud-raziasnil-pravila-rasporiazheniia-obshchim-imushchestvom-suprugov.html

Режим общего имущества супругов без презумпций *

Презумпция совместной собственности
Bulaevskij B.A. Spouses' common property regime without presumptions.

Булаевский Борис Александрович, ведущий научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

В статье обосновывается авторская позиция об отрицании существования в отечественном законодательстве презумпции общности имущества супругов, а также некоторых иных презумпций, связанных с режимом общего имущества сособственников.

Ключевые слова: презумпция, общее имущество, диспозитивная норма, предположение.

The author's stand on absence in Russian legislation of spouses' common property presumption and other presumptions connected with the owners' common property regime is justified in the article.

Key words: presumption, common property, discretionary rule, assumption.

Еще сравнительно недавно имущественная раздельность супругов была основным принципом отечественного законодательства . Но постепенное выравнивание в правах между мужчинами и женщинами, подкрепленное государственной идеей укрепления семьи, существенно преобразило имущественные отношения супругов.

См.: Оршанский И. О законных предположениях и их значении // Журнал гражданского и уголовного права. 1874, книжка 5 (сентябрь – октябрь). С. 59 – 60. См. также: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии “Классика российской цивилистики”), 1998. С. 188; Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005 (§ 2 гл. 2) // СПС “КонсультантПлюс”.

В действующем законодательстве основные положения, определяющие имущественные отношения супругов, закреплены в Семейном и Гражданском кодексах.

Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК РФ). Схожее правило закреплено и в ст. 256 ГК РФ.

Приобретение имущества в период брака, за изъятиями, установленными в законе, создает режим общей собственности супругов. При этом не имеет значения, указывается ли в правоустанавливающем документе (если он есть) в качестве правообладателя один из супругов или оба супруга.

В связи с данными правилами (в их совокупности с иными положениями законодательства о режиме имущества супругов) довольно часто упоминают презумпцию общности имущества супругов. Так, Т.И. Зайцева отмечает: “В соответствии с п. 1 ст. 256 ГК РФ…

установлена презумпция, что имущество, приобретаемое кем-либо из супругов в период брака по возмездной сделке, становится общей совместной собственностью обоих супругов” . Со ссылкой на схожие правила семейного законодательства РСФСР Н.Ф.

Качур указывала, что “презумпция общности имущества распространяется на все имущество, нажитое супругами во время брака, за исключениями, установленными нормативно” . Большое количество примеров можно обнаружить и в материалах судебной практики.

Так, в одном из постановлений Президиума Московского областного суда указывалось, что “в силу закона (п. 1 ст.

34 СК РФ) существует презумпция, согласно которой имущество, нажитое в период брака, является совместной собственностью супругов, вследствие чего истица не должна доказывать факт общности спорного имущества, и напротив, ответчик должен доказать, что спорная квартира является его личной собственностью…” . Отмечается также: “…отсутствие спора о разделе совместно нажитого имущества само по себе не исключает действия презумпции принадлежности имущества, приобретенного в период брака, обоим супругам” .

Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. М.: Волтерс Клувер, 2007 // СПС “КонсультантПлюс”. О существовании данной презумпции см. также: Мананников О.В. Права на имущество бывших супругов // Бюллетень нотариальной практики. 2004. N 3 // СПС “КонсультантПлюс”. Качур Н.Ф. Презумпция общности имущества супругов. В кн.: Государство и право в системе социального управления // Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1981. С. 93. Постановление Президиума Московского областного суда от 6 июля 2011 г. N 268 по делу N 44г-94/11 // СПС “КонсультантПлюс”. См. также: Постановление Президиума Московского областного суда от 27 апреля 2011 г. N 164 по делу N 44г-49/11; Постановление Президиума Московского областного суда от 17 марта 2010 г. N 78; Определение Московского областного суда от 12 января 2006 г. по делу N 33-193.

Определение Верховного Суда РФ от 25 января 2011 г. N 48-В10-13.

Дело о признании утратившим право пользования жилым помещением и о признании права совместной собственности на квартиру направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как ответчик пользовался наравне с истцом всеми правами, вытекающими из договора найма жилого помещения, и наравне с ним получил в совместную собственность квартиру; суд не учел, что длительное непроживание собственника в жилом помещении не является основанием для прекращения права собственности.

Вместе с тем, оценивая схожие правила ранее действовавшего законодательства, ряд авторов высказывали и противоположную точку зрения. Так, М.Г. Авдюков считал, что закон не устанавливает “никаких предположений… ни в пользу общего, ни в пользу раздельного имущества” .

Авдюков М.Г. Распределение обязанностей по доказыванию в гражданском процессе // Советское государство и право. 1972. N 5. С. 54.Так есть ли такая презумпция в нашем законодательстве или нет?

Представляется, что такой презумпции нет. В действующем законодательстве установлены вполне конкретные правила определения режима имущества супругов. Оно может быть либо личным, либо общим. Правильность определения соответствующего режима лежит в плоскости фактов, а не предположений о них.

Режим общей собственности основывается не на предположении, а на установлении группы фактов.

Именно поэтому невозможно в принципе доказать, что имущество является личной собственностью одного из супругов, если имущество приобретено в период брака за счет общих средств и отсутствует брачный договор, устанавливающий режим, отличный от законного.

Если же оно приобретено в период брака за счет личного имущества одного из супругов либо в период прекращения совместного ведения хозяйства, доказывать соответствующий факт должен заинтересованный супруг . Однако эти примеры не имеют ничего общего с условиями действия анализируемых положений законодательства.

Определение Московского городского суда от 3 августа 2010 г. по делу N 33-23082 // СПС “КонсультантПлюс”. И хотя в данном деле суд также констатировал существование презумпции общности имущества супругов (правда, из смысла, а не из содержания статей Гражданского и Семейного кодексов), сделанный в Определении вывод является правильным по сути.

Являясь опровержимыми по своей сути, презумпции существуют там, где доказательство иного неизбежно следует из существа отношений, в регулировании которых используется норма, содержащая презумпцию.

Не является признаком наличия презумпции и законная оговорка о возможности установления супругами иного режима супружеского имущества в брачном договоре. Соответствующее правило представляет собой обычную диспозитивную норму.

При этом если есть договор и им установлен особый режим супружеского имущества, то применяется договор, если же договора нет, то применяются правила, изложенные в законе. И доказать что-либо иное невозможно.

Как представляется, определение режима имущества супругов через “режим презумпции общности имущества супругов” не более чем использование красивого словосочетания, не имеющего ничего общего с юридической конструкцией презумпции.

Схожие замечания возможны и относительно так называемых презумпции равенства долей сособственников имущества, а также презумпции равенства долей в общем имуществе супругов. В частности, в одном из дел, рассмотренных ФАС Уральского округа, суд отметил, что “в силу п. 1 ст.

245 ГК РФ, если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными.

Следовательно, Гражданским кодексом РФ установлена презумпция, согласно которой доли участников долевой собственности считаются равными только в том случае, если не имеется данных о фактически внесенном имуществе каждого участника долевой собственности, доли не установлены соглашением всех ее участников либо не имеется иных сведений, с помощью которых суд имеет возможность установить фактический размер доли каждого участника…” . Конституционный Суд РФ в одном из определений указал, что п. 1 ст. 39 СК РФ устанавливает презумпцию равенства долей в общем имуществе супругов, если иное не предусмотрено договором между ними . Тот же вывод содержится и в одном из определений Московского городского суда . Ни в одном из указанных случаев презумпции нет, суды всего лишь дали элегантную, но неправильную оценку диспозитивным нормам.

Постановление ФАС Уральского округа от 31 марта 2004 г. N Ф09-785/2004-ГК // СПС “КонсультантПлюс”. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 1013-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимофеева Владимира Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 218, статьей 219 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 129 Жилищного кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 34, пунктом 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации, частью третьей статьи 381 и статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации” // СПС “КонсультантПлюс”.

Определение Московского городского суда от 26 августа 2010 г. по делу N 33-26899 // СПС “КонсультантПлюс”.

Ошибочно и утверждение о существовании “презумпции, согласно которой общая собственность в случае возникновения предполагается долевой” со ссылкой на п. 3 ст. 244 ГК РФ .

В данной статье ни о каком предположении речи не идет – закон лишь устанавливает общее правило о том, что общая собственность на имущество является долевой, и исключение – в силу которого общая собственность может быть совместной, если ее образование предусмотрено законом.

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24 мая 2000 г. N А11-5580/99-К1-2/224 // СПС “КонсультантПлюс”. См. также: Соменков С.А. Общее имущество супругов и его раздел // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 3. С. 3.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/57123-rezhim-obshhego-imushhestva-suprugov-prezumpcij

Реформа режима имущества супругов

Презумпция совместной собственности

Часть 1. Комментарий законопроекта.

14 ноября 2019 года в Государственную Думу был внесен законопроект № 835938-7, направленный на совершенствование регулирования имущественных отношений супругов. На следующий день Исследовательский Центр Частного Права провел конференцию, на которой состоялась презентация законопроекта. Судя по настрою, реформа должна состояться к намеченной дате – 20 марта 2020 года.

За почти 25 лет, минувших с принятия Семейного Кодекса, состав имущества российских семей серьезно поменялся. У некоторых появились дорогостоящие активы, находящиеся, в том числе, за пределами нашей Родины. Другие семьи приобрели ощутимые долги перед различными кредитными учреждениями. Действующее регулирование в силу лаконичности и по ряду других причин перестало быть эффективным.

Какие вопросы и каким способом предлагают разрешить разработчики законопроекта?

1. Режим общей совместной собственности. Уточнение терминологии.

Принадлежность гражданам не только собственности, но и различных корпоративных и обязательственных прав привела к мысли о введении альтернативного термина «режим общего имущества».

2. Актуализация реестра прав на недвижимое имущество. Внесение сведений об общности.

Несмотря на возникновение общей совместной собственности, недвижимое имущество обычно регистрируется на имя того супруга, который является приобретателем в договоре.

Расхождение между содержанием реестра и действительным положением дел может привести к нарушению прав второго супруга (отчуждение без требуемого по закону согласия), способно затронуть интересы третьих лиц (оспаривание сделок по основанию отсутствия согласия второго супруга), усложняет процесс оформления наследственных прав в случае смерти одного из супругов.

Законопроект вводит информационный обмен между реестром недвижимости и реестром записи актов гражданского состояния; наделяет государственного регистратора полномочием по регистрации совместной собственности, несмотря на подачу заявления о регистрации права одного из супругов; предоставляет второму супругу возможность актуализировать реестр, подав заявление о государственной регистрации права совместной собственности. Корректировка реестра допускается, в том числе в отношении прав, зарегистрированных до вступления в силу новых положений. При этом разработчики законопроекта делают оговорку о том, что правом на актуализацию реестра бывшие супруги не обладают.

3. Разграничение общего и единоличного имущества. Отказ от комбинированного критерия установления принадлежности.

На момент вступления в брак супруги обычно располагают личным имуществом. Плюс в период брака один из супругов может что-либо унаследовать или получить в дар.

Действующее регулирование исходит из идеи замещения, то есть имущество, приобретенное в браке за счет имущества одного из супругов, остается единоличным.

Разумеется, бремя доказывания падает на супруга, опровергающего презумпцию общности.

Такой подход доктринально несовершенен и препятствует идее актуализации реестра прав на недвижимость (п.2).  Поэтому по мысли разработчиков законопроекта общность имущества должна определяться моментом приобретения, независимо от источника происхождения средств на оплату. Возможный дисбаланс будет уравновешиваться при определении размера доли супруга во всем общем имуществе (см. п.5).

4. Общее совместное имущество бывших супругов. Стимулирование скорейшего прекращения режима совместной общности.

Прекращение брака не означает прекращения режима совместной общности в отношении ранее приобретенного имущества. Однако бывшие супруги не торопятся ликвидировать ранее сформировавшуюся совместную общность.

Неясность фигуры действительного правообладателя в отношении незарегистрированного имущества или имущества, право на которое зарегистрировано на имя одного из бывших супругов, может привести к нарушению прав второго бывшего супруга (отчуждение без выяснение воли второго супруга), способно затронуть интересы третьих лиц (судебная практика исходит из буквального толкования ст.35 СК и квалифицирует презумпцию согласия второго участника совместной собственности в качестве универсальной в случае прекращения брака; на мой взгляд, здесь более уместно телеологическое толкование, отменяющее действие презумпции между сособственниками, которые друг другу уже не близки, при этом на права добросовестных третьих лиц наличие или отсутствие требования о предоставлении согласия сказываться не должно), усложняет процесс оформления наследственных прав в случае смерти одного из бывших супругов.

Заставить бывших супругов разделить имущество затруднительно. Законопроект ускоряет ликвидацию режима имущества супругов посредством нового правила «одна общность – один раздел» (см. далее).

5. Раздел общего имущества супругов. Определение единой доли взамен доли в отдельных объектах и последующее распределение активов, исходя из ранее сложившегося порядка обладания. Допущение усмотрения суда в вопросе установления порядка выплаты компенсаций в счет несоразмерности полученного имущества.

Споры о разделе супружеской собственности носят затяжной характер, поскольку российский суд не наделен правом продать спорное имущество с торгов и распределить вырученные деньги. Торги не лишены недостатков, так как на них имущество продается, как правило, по низкой цене.

Таким образом, суд должен отделить общее имущество от единоличного, определить стоимость каждого спорного общего объекта, выяснить размер существующих долгов и источник средств, использованных на погашение кредитов. Кроме того, суду надлежит проверить не отчуждал ли один из супругов имущество вопреки воле второго на невыгодных условиях.

 После этого суд приступает к распределению между сторонами как актива, так и оставшегося пассива общности (при этом распределение пассива, носит внутренний характер, т.е. не должно влиять на положение кредитора).

Когда основным предметом раздела является одна неделимая вещь, например, квартира, суд обычно ограничивается определением долей в праве собственности. Количество разделов имущества между теми же сторонами действующий закон не ограничивает.

Законопроект вводит правило, в соответствии с которым сформировавшаяся общность делится один раз и навсегда, причем независимо от вида раздела. Суду или сторонам надлежит определить доли в отношении всего общего имущества.

Затем стороны добровольного раздела вправе, а суд в случае спора обязан распределить имущество и взыскать компенсацию в случае непропорциональности.

Разработчики закона расширяют перечень объектов, не подлежащих судебному разделу в натуре и предлагают включить в него, в частности, права участия в хозяйственных обществах, когда размер доли в капитале составляет 10 и более процентов.

Принудительное распределение должно производиться, исходя из того, кем осуществлялись права на имущество, не подлежащее разделу в натуре. Установленная денежная компенсация может по усмотрению суда быть отсрочена или рассрочена.

Суд по требованию стороны-получателя компенсации вправе установить залога или запрет на отчуждение имущества должником. Супружеские долги распределяются пропорционально долям в общем имуществе и перестают быть общими. Имущество из состава общности, не подвергнутое разделу в натуре, считается принадлежащим сторонам на праве общей долевой собственности, в соответствии с определенным размером долей. В отношении прав, подлежащих государственной регистрации действует принцип противопоставимости.

6. Общие долги супругов. Изменение презумпции.

По действующему регулированию долг супругов является общим, если обязательство принято обоими супругами или, совместным, если кредитором доказано, что полученное по обязательству было использовано на нужды семьи.

В указанных случаях кредитор вправе взыскать долг с обоих супругов и обратить взыскание на общее имущество, а при его недостаточности, на единоличное имущество каждого супруга.

От требований личных кредиторов имущество второго супруга защищено полностью, а общее имущество частично (кредитор, не получивший исполнения, вправе в судебном порядке требовать выдела доли супруга-должника).

Существующий подход защищает интересы супруга, не участвующего в обязательстве, но влечет асимметрию, когда, например, деньги на развитие бизнеса занимает один из супругов, а предпринимательский доход поступает в состав общего имущества.

Разработчики законопроекта предлагают ввести презумпцию общности обязательства, принятого каждым из супругов в период брака. Супругу, желающему сохранить свое личное имущество и долю в общем имуществе, придется доказывать, что долг возник в период раздельного проживания или обязательство не было связано с нуждами семьи.         

 7.  Брачный договор. Расширение содержания и сокращение оснований оспаривания.

Брачные договоры набирают популярность. Это связано с несколькими факторами: вступление обеспеченных граждан зрелого возраста в последующие браки, реформа правил о субсидиарной ответственности при банкротстве, требования кредитных учреждений.

Законопроект, развивая собственные положения о процедуре разделе общего имущества, уточняет, что порядок распределения общности может быть определен брачным договором.

Кроме того, разработчики закона в целях укрепления стабильности договорных отношений, предлагают исключить такое оценочное основание оспаривания как «постановка одного из супругов в крайне неблагоприятное положение».

Возникновение на основании брачного договора прав, подлежащих государственной регистрации, подчинено началу противопоставимости.   

8. Банкротство. Выдел доли в общем имуществе арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве супруга.  Совместное банкротство супругов.

Действующее регулирование предусматривает инициирование процедуры банкротства супруга независимо от вида неисполненного обязательства (личное, общее). В конкурсную массу включается как индивидуальное имущество, так и имущество, принадлежащее должнику на праве совместной собственности.

Второй супруг, по общему правилу, получает половину выручки от реализации совместного имущества за вычетом средств, направленных на расчеты с кредиторами по общим обязательствам.

Однако при наличии заслуживающих внимания интересов второго супруга или находящихся на его иждивении лиц, например, отсутствие или незначительность общих долгов, суд общей юрисдикции вправе произвести раздел общего имущества супругов, тем самым предотвратив его реализацию.

Законопроект предусматривает механизм альтернативный тому, который закреплен в Постановлении Пленума ВС РФ от 25.12.2018 №48. В случае инициирования банкротства одного из супругов реализация общего совместного имущества не производится.

Арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, производит раздел общего имущества супругов с целью формирования конкурсной массы.

Вместе с тем, при наличии неисполненного общего обязательства, оба супруга или кредитор вправе инициировать совместное банкротство, в рамках которого будут погашаться требования общих и личных кредиторов супругов.

Также законопроект допускает переход от личного банкротства к совместному по заявлению финансового управляющего одного из супругов, если будет установлено, что обязательство хотя бы перед одним из кредиторов, участвующих в деле, является общим. Любопытно, что законопроект не исключает раздела общего имущества в рамках совместного банкротства и, как следствие, переход к банкротству каждого из супругов.

9. Действие нового закона во времени.

Повторюсь, что общей датой вступления закона в силу названо 20 марта 2020 года. Законопроект распространяет свое действие не только на будущие, но и на существующие браки. Правило об актуализации реестра недвижимости по заявлению второго супруга распространяется на ранее зарегистрированные права.

Исходя из содержания пояснительной записки к законопроекту, разработчики предлагают с обратной силой отказаться от идеи замещения. Новые правила раздела применяются ко всем отношениям, в которых полный или частичный раздел не был произведен.

Исключение основания оспаривания брачного договора носит ретроактивный характер.  

Буду рад услышать Ваши мнения по поводу законопроекта.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/11/18/reforma_rezhima_imuschestva_suprugov

Презумпции в институте совместной собственности супругов

Презумпция совместной собственности

Законодатель в п. 1 ст. 34 СК РФ закрепил презумпцию общности имущества супругов: предположение о том, что все имущество, приобретенное в период брака, относится к общей совместной собственности супругов. Это означает, что имущество, приобретенное в течение брака, считается общим до тех пор, пока не доказано обратное.

Из этого следует, во-первых, что супруг, считающий имущество общим, в случае спора не обязан представлять доказательств общности, напротив, супруг, настаивающий на исключении такого имущества из состава совместно нажитого, должен представить доказательства того, что спорное имущество приобретено до брака, унаследовано, передано ему в дар или по иной безвозмездной сделке. Во-вторых, любое имущество, приобретенное в период брака, считается общим, даже если тот или иной объект не назван в перечне общего имущества, установленном законом (п. 2 ст. 34 СК РФ).

В СК РФ есть определенные виды имущества, для осуществления прав в отношении которых, их владелец должен быть определенным образом обозначен, т.е. иметь «титул». В частности, это недвижимость, ценные бумаги, доли в уставных капиталах юридических лиц, транспортные средства.

Презумпция общности имущества существует независимо от того, на чьё имя оно приобреталось и кем из супругов вносились средства (п. 2 ст. 34 СК РФ).

Согласно общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 253 ГК РФ и п. 1 ст. 35 СК РФ, супруги осуществляют свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению их общим имуществом по обоюдному согласию.

Действия супругов в отношении общего имущества предполагаются взаимно согласованными, т.е. согласие другого супруга на совершение сделки предполагается полученным, пока не будет доказано обратное (презумпция согласия супруга).

Подразумевается, что супругов связывают не только лично-доверительные отношения, но и общность экономических, финансовых, хозяйственных интересов, а потому каждый из них предполагается действующим за себя и своего супруга в интересах семьи.

Супруг при заключении сделки не обязан представлять своему контрагенту доказательства наличия согласия другого супруга на ее совершение.

Хотя презумпция равенства долей буквально закреплена в п. 1 ст. 245 ГК РФ лишь применительно к общей долевой собственности, по существу она действует и в отношении общей совместной собственности, когда происходит выдел из нее или ее раздел и возникает необходимость определить долю либо всех сособственников, либо выделяющегося сособственника.

Этот вывод находит подтверждение в правилах п. 1 ст. 39 СК РФ, относящихся к общей совместной собственности супругов.

Отступления от данной презумпции могут быть предусмотрены либо договором между супругами, либо судом исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, когда другой супруг

не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Распоряжение общесупружеским имуществом.

Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом (п. 1 ст. 253 ГК РФ). Это относится к бывшим супругам. При совершении сделки одним участником совместной собственности согласие второго предполагается.

Что касается супругов, то см. ст. 35 СК РФ. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов (п. 1 ст. 35 СК РФ).

На практике, применительно к отдельным видам имущества, при совершении распорядительных действий возникает коллизия соотношения реального права собственности и титульного права собственности.

Так, недвижимое имущество, согласно требованиям ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», права собственника на недвижимое имущество подтверждаются наличием соответствующей записи в ЕГРН, а также соответствующей выпиской из него.

Если в период брака на имя одного из супругов приобретается недвижимое имущество за счёт общих средств, оно считается совместной собственностью (в силу п. 2 ст. 34 СК РФ), однако реализовать права собственника, в том числе по распоряжению, может только тот супруг, чьё имя значится в ЕГРН.

Для осуществления прав собственника супругу, не обозначенному в ЕГРН, необходимы либо доверенность, либо судебное решение о признании права собственности.

Законодатель в статье 35 СК РФ предусматривает два правила совершения сделок с общим имуществом супругов: общее и специальное.

Общее правило закреплено в п. 2 ст. 35 СК РФ: при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов согласие второго супруга предполагается (презумпция согласия).

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Специальное правило устанавливается нормами п. 3 ст. 35 СК РФ.

Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

ППВС РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”

16. Учитывая, что в соответствии с п.1 ст.

34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п.4 ст.38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

Дата добавления: 2019-11-16; просмотров: 294;

Источник: https://studopedia.net/16_5146_prezumptsii-v-institute-sovmestnoy-sobstvennosti-suprugov.html

Статья 34. Совместная собственность супругов. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации

Презумпция совместной собственности

Статья 34. Совместная собственность супругов

1. Общая совместная собственность представляет собой отношения по принадлежности одновременно нескольким лицам имущества, составляющего единое целое, в праве на которое их доли заранее не определены, однако правомочия по осуществлению права собственности в равной мере принадлежат всем участникам совместной собственности.

Режим имущества супругов характеризуется как режим ограниченной общности или общности приобретений, поскольку общим (за отдельными изъятиями) становится только имущество, приобретенное супругами в период брака на общие средства*(80).

Из презумпции общности супружеского имущества исходит и Верховный Суд РФ. В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака” общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст.

34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст.

213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества.

Презумпция общности предполагает наличие следующих важных для правоприменения выводов: 1) лицо, требующее отнесения приобретенного в период брака имущества к категории общего, не должно представлять никаких доказательств; 2) все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет; 3) для того чтобы исключить тот или иной вид имущества из состава общности, наоборот, необходимо прямое указание закона на то, что данный вид имущества является раздельной собственностью одного из супругов*(81).

Правильное понимание содержания презумпции общности влечет за собой единообразное и правильное применение норм не только семейного, но и гражданского, налогового законодательства судебными органами. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 27 ноября 2007 г.

N 8184/07 указал, что право на имущественный налоговый вычет в случае приобретения квартиры в собственность имеет любой из супругов по их выбору вне зависимости от того, кто из супругов является стороной договора на приобретение квартиры, а также на чье имя из супругов оформлены платежные документы на квартиру, если иное не установлено брачным или иным соглашением. При этом он указал, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в НК РФ, должны применятся в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства*(82).

Но в практике можно встретить и противоположные примеры неправильного понимания презумпции общности супружеского имущества. Например, в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за II квартал 2002 г., утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 июля 2002 г.

, дано разъяснение, что в случае, когда в договоре указан в качестве собственника только один супруг, органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а также сделок с ним, должны зарегистрировать право собственности за лицом, указанным в договоре.

В случае несогласия другой супруг имеет право обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на приобретенное имущество*(83).

В связи с этим в органах, регистрирующих права на недвижимое имущество и сделок с ним, складывается практика, в соответствии с которой регистрация недвижимого имущества в общую совместную собственность с указанием обоих супругов в качестве правообладателей проводится только в следующих случаях: 1) оба супруга указаны сторонами в договоре; 2) стороной в договоре указан один из супругов, но оба супруга обратились с заявлением о регистрации недвижимого имущества в общую совместную собственность; 3) супруг-заявитель просит зарегистрировать недвижимое имущество на праве общей собственности. В остальных случаях регистрация производится на имя одного из супругов, являющегося субъектом договора и заявителем одновременно.

Таким образом, титульным собственником является только один супруг, а реальным – оба супруга.

Такая практика, во-первых, не соответствует законодательству (в доказывании всегда нуждался факт возникновения индивидуальной собственности одного из супругов на объект, приобретенный в период брака, тогда как возникновение совместной собственности предполагалось), во-вторых, порождает проблемы при дальнейшем распоряжении приобретенным имуществом (регистрация права одного из супругов влечет за собой выдачу неверной информации о зарегистрированных правах и правообладателях и пр.). При этом в законодательстве есть нормы, позволяющие регистрировать право совместной собственности обоих супругов, даже если в сделке участвует только один из них*(84).

Также следует обратить внимание и на то, что основанием возникновения общности имущества супругов является не только факт пребывания супругов в браке, зарегистрированном в установленном порядке, но и наличие у супругов собственно семейных отношений.

Так, по общему правилу раздельность места проживания супругов не колеблет принципа общности имущества, однако п. 4 ст.

38 СК РФ предоставляет суду право признавать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

2. В п. 2 комментируемой статьи законодатель определяет примерный перечень нажитого во время брака имущества, составляющего супружескую общность.

С точки зрения действующего законодательства термин “имущество”, применяемый в данной статье и в других статьях гл. 7 СК РФ (например, в п. 3 ст.

39 СК РФ), многозначен, носит собирательный характер, так как охватывает не только вещи, но и имущественные права, а также возникшие в период совместной жизни на базе общей собственности требования обязательственного характера (долги супругов)*(85). Практика применения этой статьи также пошла по этому пути*(86).

Таким образом, в понятие имущества включается вся имущественная масса, принадлежащая супругам, в том числе права требования и обязательства имущественного характера, если они возникли в результате распоряжения общей собственностью.

Особую ценность представляют входящие в состав общего имущества супругов объекты недвижимого имущества. Большинство граждан Российской Федерации стали собственниками недвижимости посредством приватизации имущества, находящегося в государственной (муниципальной) собственности.

Однако в судебной практике сложился неодинаковый подход в части признания приватизированных гражданами в период брака земельных участков, жилых помещений общей совместной собственностью супругов или раздельной собственностью одного из них.

Так, при предоставлении земельного участка во время брака одному из супругов, в том числе и в случаях, когда земельный участок был предоставлен супругу (супруге) как лицу, имеющему соответствующую льготу, и его последующей безвозмездной приватизации этот земельный участок не переходит в раздельную собственность.

На такой земельный участок распространяется законный режим имущества супругов*(87). Право собственности в данном случае возникает не по безвозмездной сделке (ст. 36 СК РФ), а в административно-правовом порядке.

При этом Верховный Суд РФ исходит из того, что само по себе получение в период брака безвозмездно одним из супругов земельного участка недостаточно для исключения его из режима общей совместной собственности. Правовое значение имеют такие факты, как состав семьи, целевое назначение участка, содержание акта административного органа о выделении земельного участка и нормативные акты, на которых основано это решение*(88).

При приватизации жилых помещений сложился прямо противоположный подход.

Так, в случае участия в приватизации жилого помещения одного из супругов, когда другой супруг добровольно отказался от своего права на участие в приватизации, это жилое помещение поступает в личную собственность супруга – участника приватизации, а следовательно, оно не подлежит разделу*(89).

Однако к таким супругам при прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в части прекращения права пользования жилым помещением не применяется*(90). За бывшими супругами это право сохраняется и в случае отчуждения такого жилого помещения третьим лицам*(91).

При этом Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 24 августа 1993 г.

N 8 “О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации “О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации” рекомендовал судам в необходимых случаях разъяснять гражданину право на предъявление иска о признании недействительным заключенного договора на приватизацию жилого помещения в случаях, когда его отказ от приватизации был вызван заблуждением, или гражданин не способен был понимать значения своих действий, или когда собственником была нарушена договоренность об условиях такого отказа*(92).

В числе других возможных объектов совместной собственности супругов СК РФ называет ценные бумаги, в отношении которых в судебной практике сложился следующий подход.

Если акции были приобретены в период брака, в том числе получены одним из супругов в результате его трудового участия на приватизированном предприятии, как вознаграждение за труд или по льготной подписке (с оплатой в счет заработной платы либо других общих супружеских доходов), то они подлежат включению в состав общего имущества супругов.

Если же они были приобретены хотя и во время брака, но на личные средства супруга или причитаются ему за трудовое участие в работе предприятия до вступления в брак, они не должны включаться в общее имущество супругов, так как не были нажиты ими в период брака*(93).

Паи, вклады, доли в капитале, внесенные в коммерческие организации, в потребительские кооперативы, представляют собой обязательственные права (требования) участника (члена) к юридическому лицу.

Специфика этих прав заключается в том, что в их составе наряду с имущественными присутствуют и неимущественные права – на участие в управлении, принятие решений, получение информации.

Поэтому к составу общего имущества супругов можно относить только имущественные права (доля в капитале или паевой взнос; часть прибыли или дохода, выплаченная (выданная) при распределении между участниками (членами); денежные средства или имущество в натуре, полученные при выбытии из состава участников (членов)*(94).

Доходы каждого из супругов от результатов интеллектуальной деятельности и приобретенное за счет этих доходов имущество также подчиняются режиму общности (совместной собственности).

Вопрос о моменте включения в общее имущество супругов авторского вознаграждения и других доходов от интеллектуальной деятельности является дискуссионным.

В отношении таких доходов возник вопрос о том, не следует ли учитывать и разграничивать разные случаи их получения в зависимости от того, когда было создано то, за что они получены, – до заключения брака или во время брака, и не следует ли в связи с этим устанавливать и различную правовую судьбу доходов для этих ситуаций*(95).

Преобладающим, но не единственным в науке является мнение, в соответствии с которым в состав общего имущества супругов подлежит включению право на доходы от интеллектуальной деятельности, полученные во время брака, вне зависимости от времени создания самого произведения искусства, изобретения и т.д.

В СК РФ не нашел своей конкретизации момент, с которого доходы от интеллектуальной, как, впрочем, и от трудовой, предпринимательской деятельности поступают в состав общего имущества супругов, что, в свою очередь, породило также множество научных позиций, среди которых можно выделить следующие: доходы включаются в состав общего имущества супругов – с момента, когда у супруга возникло право на них*(96); – с момента их передачи в бюджет семьи*(97); – с момента их фактического получения*(98).

Последний подход в практическом применении представляется более верным. Семейный кодекс РФ относит к общему имуществу полученные супругами пенсии, пособия, иные нецелевые выплаты.

Этот критерий следует распространять и на доходы от интеллектуальной, трудовой, предпринимательской деятельности.

Причем под получением дохода следует понимать не только выплату или выдачу, но также перевод денежных средств на банковский счет получателя и любые другие способы предоставления денежных и иных доходов в распоряжение лица, которому они причитаются*(99).

В случае же если супруг скрывает свои доходы или иное имущество, а равно в предвидении развода умышленно воздерживается от получения причитающегося ему вознаграждения, суд может учесть это при определении долей супругов в общем имуществе и при его разделе*(100) (п. 2 ст. 39 СК РФ, п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 15).

Драгоценности и другие предметы роскоши признаются общим имуществом супругов, в случае если они удовлетворяют повышенные требования к комфорту, а не предназначены для удовлетворения обычных потребностей супругов. Понятие “драгоценности” определяется в ст. 1 Федерального закона от 26 марта 1998 г.

N 41-ФЗ “О драгоценных металлах и драгоценных камнях”, в которое включаются золотые вещи и другие ювелирные изделия из драгоценных и полудрагоценных металлов и камней.

Относительно понятия “иные предметы роскоши” возникают споры, так как это оценочная категория, содержание которой наполняется разными значениями в зависимости от конкретных обстоятельств дела, условий жизни супругов, изменений общего уровня жизни в обществе.

3. Лично-доверительный характер отношений супругов, их духовная общность предполагают имущественную общность более высокого порядка, чем это происходит в режиме общей долевой собственности. Поэтому в п.

3 комментируемой статьи законодателем предусмотрено, что право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

Эти положения говорят об общественном признании и равной ценности для общества всякого вклада супругов в их семейные отношения.

Если в долевой собственности основанием определения доли является сугубо трудовой и иной имущественный вклад, то основанием равенства в общей совместной собственности является как имущественный, так и неимущественный вклад супруга.

Источник: https://kommentarii.org/kom_semei_kodeks/page45.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.