Постановление пленума об оспаривании сделок

Постановление Пленума ВАС РФ №63 от 23 декабря 2010 года: оспаривание сделок и действий должника при банкротстве

Постановление пленума об оспаривании сделок

Высшим Арбитражным судом Российской Федерации 23 декабря 2010 года было издано Постановление Пленума за номером 63, посвященное некоторым вопросам применения главы III.

1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Данное Постановление, в первую очередь, направлено на то, чтобы как можно полнее обозначить те аспекты деятельности арбитражных судов, которые посвящены оспариванию сделок, совершаемых должниками.

Издание такого Постановления было обусловлено необходимостью толкования положений указанного федерального закона, так как для разрешения конфликтов его норм с нормами гражданского законодательства (в котором, в первую очередь, и применяется мера оспаривания сделок) необходимо было разъяснить механизм применения всех нормативных актов, охватывающих разрешение существующих споров.

Какие действия должника могут быть оспорены

На основании статьи 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и части 1 указанного выше Постановления Пленума ВАС РФ оспариванию посредством обращения в арбитражный суд арбитражного управляющего подлежат все те сделки, которые могут быть трактованы, как подозрительные.

При этом не имеет значения, идет ли речь об исполнении действующих норм права, например, Трудового кодекса в части выплаты заработной платы, либо такая сделка осуществлена должником по своему усмотрению, в том числе в целях уменьшения того объема имущества, которое может быть включено в конкурсную массу для расчета с кредиторами.

Арбитражный управляющий вправе подать заявление в суд на оспаривание следующих действий компании-должника, если будет зафиксирована фактическая направленность таких действий на сокращение объема средств, направляемых на погашение задолженностей:

  • все действия, которые были совершены юридическим лицом-должником, проходящим процедуру признания финансово несостоятельным, если такие действия направлены на исполнение возникших на основании специальных договоров обязательств гражданско-правового характера;
  • операции, совершаемые банками и иными финансово-кредитными организациями, направленные на погашение имеющихся задолженностей клиента перед такими банками, а также перед другими физическими и юридическими лицами;
  • выплаты, осуществляемые в целях исполнения обязательств компании-должника, предусмотренных трудовым законодательством и подписанными в их исполнение трудовыми договорами, перед своими сотрудниками. Оспариванию в этом случае подлежат выплаты заработной платы и премий;
  • любые действия, направленные на исполнение брачного договора между супругами (при рассмотрении вопросов, связанных с банкротством физических лиц, арбитражный управляющий изучает также и брачный договор при его наличии, чтобы определить, в какой части он может быть исполнен супругами в рамках проведения процедуры банкротства физического лица-должника);
  • действия, направленные на уплату различных налоговых, таможенных и иных платежей, в том числе, если таковые осуществлены не самим должником, а посредством удержания средств с его счетов на основании специального поручения или заявления уполномоченных государственных органов;
  • любые действия, совершаемые должником, используемые для исполнения изданных судебных актов, в том числе для утверждения мирового соглашения, если такое соглашение может существенным образом ущемить права других участников банкротного процесса;
  • перечисление лицу, выступающему в качестве взыскателя в рамках исполнительного производства, средств, которые были выручены по итогам продажи имущества, имеющегося у должника.

Для того чтобы избежать уменьшения конкурсной массы, могут быть оспорены также действия, совершенные другими лицами за счет должника и имеющихся у него различных видов имущества. К числу таких оспариваемых действий относятся:

  • заявление о зачете, которое делает кредитор в части реализации различных правоотношений с должником;
  • действия по списанию средств со счета должника, если такое списание проведено в безакцептном порядке, а целью такого списания было погашение задолженности клиента финансово-кредитной организации перед самой такой организацией или другими лицами. Оспорены могут быть такие действия даже в том случае, если они осуществляются с целью выплаты средств по исполнительному листу;
  • если со счетов должника были списаны средства, поступившие туда в результате продажи какого-либо имущества должника, при условии проведения такого списания с целью возмещения необходимых средств взыскателю в проводимом исполнительном производстве;
  • если взыскатель по исполнительному производству оставил за собой имущество должника, либо аналогичное действие совершено залогодержателем по отношению к имуществу, выступающему предметом залога.

Какие сделки могут быть признаны недействительными

На основании части 9 указанного выше Постановления Пленума ВАС РФ оспариванию подлежат любые подозрительные сделки, в которых будет установлено, что они носят либо неравноценный характер, либо носят характер предоставления предпочтения одному кредитору перед другими.

В первую очередь, будет проходить оспаривание сделок, для которых имеется совокупность следующих признаков:

  • целью совершения сделки было причинение имущественного или иного вреда правам кредиторов компании-должника или физического лица, находящегося в процедуре проведения банкротства;
  • итогом совершения сделки стало причинение вреда имущественным правам имеющихся у должника кредиторам;
  • другая сторона сделки знала или должна была знать об истинных целях заключения оспариваемого соглашения.

Кроме того, для того чтобы оспорить сделку по признаку причинения имущественного вреда кредиторам, необходимо также доказать наличие сразу двух признаков:

  • на дату совершения сделки должник уже отвечал установленным в законодательстве о банкротстве признакам неплатежеспособности, а также признакам, согласно которым, определялась недостаточность его имущества;
  • стоимость того имущества, которое было передано стороннему лицу на основании совершенной сделки, составляет более двадцати пяти процентов от балансовой стоимости активов компании, а для финансово-кредитной организации – более десяти процентов активов компании;
  • физическое лицо-должник изменил свое место жительства при совершении сделки или до ее совершения, что исключило возможность для кредиторов получить информацию о совершенной сделке. Для юридического лица данное условие звучит несколько иным образом: бухгалтерские документы или иные отчетные были искажены таким образом, что кредиторы не смогли отследить изменение имущественного фонда должника, в результате чего их правам был нанесен существенный ущерб;
  • после того как сделка была совершена, должник продолжил пользоваться переданным имуществом или указывал новому владельцу, как таким имуществом распоряжаться.

Для того чтобы суд рассмотрел ходатайство о признании сделки недействительной, необходимо наличие двух или более из перечисленных выше признаков.

Оспаривание действий по совершению платежей по договорам об открытии различных кредитных линий

В том случае, если компания-должник совершает платежи, направленные на погашение задолженности во исполнение заключенного ранее договора о предоставлении ему кредитных средств возобновляемого типа, такие действия также могут быть оспорены на основании использования положений статьи 61.

3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротства)».

Однако при подаче документов на оспаривание такого вида действий необходимо учесть, что оспорить эти действия возможно только в том случае, если все вносимые средства для погашения долга превышают установленный лимит для такой задолженности по договору (то есть имеет место уплата повышенных процентов по договору).

В том случае, если все вносимые должником средства не превышают сумму лимита, которая была установлена договором, даже если такие действия повторяются с определенной периодичностью, но должник забирает часть внесенных средств для использования в своих интересах, ни арбитражный управляющий, ни другие кредиторы не имеют права оспаривать сложившуюся ситуацию, даже несмотря на то, что в данном случае будет иметь место явное предпочтение одному кредитору перед другими.

Если тем кредитором, которому было отдано предпочтение в рамках осуществления платежей для погашения задолженности, является финансово-кредитная организация, то нельзя считать, что она по умолчанию знает о нахождении компании-должника в состоянии проведения процедуры банкротства. Поэтому при оспаривании такого действия арбитражный управляющий обязан доказать, что кредитная организация владела информацией о нахождении ее клиента в состоянии прохождения процедуры признания финансово несостоятельным.

Возможности признания сделки недействительными

Признать или не признать ту или иную сделку или совершенное должником действие недействительным — прерогатива арбитражного суда и суда общей юрисдикции при рассмотрении вопросов, связанных с оспариванием сделок по основаниям банкротного и гражданского законодательств.

Для того чтобы сделка или действие были признаны недействительными, арбитражный управляющий должен обратиться в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

При этом действовать он может как по собственной инициативе, так и представляя интересы кредиторов компании или уполномоченных государственных органов (если последние не обратились самостоятельно в судебную инстанцию, воспользовавшись своим правом).

Для того чтобы использовать свою возможность на оспаривание сделок или действий должников, арбитражный управляющий обязан подтвердить, что такое действие или сделка были совершены должником неправомерно, то есть имеют место составы нарушений действующего законодательства в части соблюдения очередности удовлетворения требований кредиторов, а также в части совершения равноценных сделок с целью исключить уменьшение конкурсной массы имущества или средств, которые впоследствии будут направлены на погашение задолженностей перед кредиторами.

Кроме того, арбитражному управляющему необходимо не только доказать незаконность совершенных сделок или действий со стороны должника, но также и то, что вторая сторона, принимающая участие в такой сделке, знала или должна была знать о плачевном финансовом состоянии своего контрагента-должника. В том случае, если о таком знании доказательств предоставлено не будет, сделку оспорить будет практически невозможно, так как суд может справедливо отказать в принятии документов для оспаривания.

В том случае, если речь идет о сделках, которые осуществляются должником в рамках его обычной финансово-экономической и хозяйственной деятельности, то такие сделки оспорены быть не могут, если они не будут определены судом, как подозрительные, например, по причине превышения регулярного объема используемых средств в рамках осуществления таких сделок. Одним из критериев подозрительности в этом случае будет служить ситуация, когда стоимость затраченных средств превышает установленную балансовую стоимость (по итогам бухгалтерской отчетности), а также в случае отсутствия балансовой стоимости – стоимость рыночную, определенную на основании показателей рынка аналогичных товаров, работ или услуг.

Кроме того, для определения вхождения такой сделки в стандартные виды хозяйственной деятельности компании, необходимо уточнить, совпадают ли обстоятельства ее совершения и те условия, в соответствии с которыми она совершена, с теми обстоятельствами и условиями, в которых были осуществлены другие подобные сделки, носящие регулярный характер.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Источник: https://zakonguru.com/bankrotstvo/yuridicheskix-lic/postanovlenie-no63.html

Вас рф защитил добросовестных контрагентов банкрота от отмены сделок

Постановление пленума об оспаривании сделок

Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов “Юков и Партнеры” 

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления. 

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.

1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.

1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”.

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.

3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.

2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной “если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества” (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. “а” п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п.

12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из  Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.

2013 № 59 заменяет на “оспаривающим сделку лицом доказано”.

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

– неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; – известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); – снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;

знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

Указанный пункт постановления также предусматривает, что “получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника”.

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что “само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом” (п. 4 постановления № 59).

Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору “должно было быть известно” о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот “само по себе” не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п.

5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника.

Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.

4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К “необычным” сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.

3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации. 

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: “например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот”.

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: “при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию” (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

Источник: http://rapsinews.ru/legal_market_publication/20130830/268708494.html

Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 27

Постановление пленума об оспаривании сделок

Тот, кто интересуется корпоративным правом, безусловно, прочитает Постановление Пленума ВС РФ № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок в совершении которых имеется заинтересованность». Я лишь кратко остановлюсь на некоторых моментах, которые, как я полагаю, наиболее интересные.

На мой взгляд, Пленум очень подробно разъясняет применение сроков исковой давности к требованиям о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными.

Наиболее актуальными являются вопросы начала течения срока исковой давности, когда с исковым заявлением о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки в арбитражный суд обращается акционер или участник корпорации.

Если акционер или участник не интересуются деятельностью корпорации, то никто не будет рассматривать такое поведение, как обосновывающее несвоевременное обращение в суд.

По данному вопросу Пленум в частности разъясняет:

В тех случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящего постановления момент начала течения срока исковой давности определяется в зависимости от того, когда о том, что сделка совершена с нарушением требований закона к порядку ее совершения, узнал или должен был узнать участник (акционер), предъявивший требование, следует учитывать следующее:

1) когда иск предъявляется совместно несколькими участниками, исковая давность не считается пропущенной, если хотя бы один из таких участников не пропустил срок исковой давности на обращение с соответствующим требованием при условии, что этот участник (участники)  имеет необходимое в соответствии с законом для предъявления такого требования количество голосующих акций общества () (пункт 6 статьи 79, пункт 1 статьи 84 Закона об акционерных обществах, пункт 6 статьи 45, пункт 4 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);

2) если общество публично раскрывало сведения об оспариваемой сделке в порядке, предусмотренном законодательством о рынке ценных бумаг, считается, что его участники (акционеры) узнали об оспариваемой сделке с момента публичного раскрытия информации, когда из нее можно было сделать вывод о совершении такой сделки с нарушением порядка совершения;

3) предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка совершения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, за исключением случаев, когда информация о совершении сделки скрывалась от участников и (или) из предоставлявшихся участникам при проведении общего собрания материалов нельзя было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса не следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом);

4) если приведенные выше правила не могут быть применены, то считается, что участник (акционер) в любом случае должен был узнать о совершении оспариваемой сделки более года назад (пункт 2 ст. 181 ГК РФ), если он длительное время (два или более года подряд) не участвовал в общих собраниях участников (акционеров) и не запрашивал информацию о деятельности общества.

Также интересным моментом является введение презумпции того, что любая сделка совершается в рамках обычной хозяйственной деятельности. В Постановлении говорится следующее:

Любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное (пункт 4 статьи 78 Закона об акционерных обществах, пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце.

Пленум также разъяснил критерий отнесения сделки к крупной, когда по ней предусматриваются периодические платежи: 

Договоры, предусматривающие обязанность производить периодические платежи (аренды, оказания услуг, хранения, агентирования, доверительного управления, страхования, коммерческой концессии, лицензионный и т. д.

) для лица, обязанного производить по ним периодические платежи, признаются отвечающими количественному (стоимостному) критерию крупных сделок, если сумма платежей за период действия договора (в отношении договора, заключенного на неопределенный срок, – за один год; в случае если размер платежа варьируется на протяжении действия такого договора, учитывается наибольшая сумма платежей за один год) составляет более 25 процентов балансовой стоимости активов общества.

Важные разъяснения даны в Постановлении Пленума и относительно осведомленности контрагента о том обстоятельстве, что сделка является крупной. Она предполагается только в случае если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входит в состав органов общества или контролирующего лица общества.

Интересны и разъяснения Постановления относительно обязанности контрагента по проверке правомерности сделки:

По общему правилу, закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует обязанность по изучению бухгалтерской отчетности контрагента для целей определения балансовой стоимости его активов, видов его деятельности, влияния сделки на деятельность контрагента). Третьи лица, полагающиеся на данные единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу, вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абзац второй пункта 2 ст. 51 ГК РФ).

Совершенно правильна позиция, так как возлагать на контрагента еще и бремя проверок того, соблюдалось ли корпоративное законодательство при совершении сделки, просто необоснованно и влечет увеличение стоимости ведения бизнеса.

То же самое относится и к сделкам с заинтересованностью.

В Постановлении говорится, что по общему правилу, закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка сделкой с заинтересованностью для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует 14 обязанность по изучению списков аффилированных лиц, контролирующих и подконтрольных лиц контрагента, устава общества).

В Постановлении много и другого интересного для тех, кто занимается вопросами корпоративного права.

Источник: https://pravorub.ru/articles/82849.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.