Неурегулированность законодательства

Содержание

1.Понятие пробела в законодательстве.: Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не

Неурегулированность законодательства
Неурегулированность законодательства

Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не может обеспечить сплошного регулирования общественных отношений. В жизни возникали, возникают и будут возникать ситуации, которые не имеют прямого нормативного решения. Отсутствие такого решения именуется пробелом в регулировании.

Пробел в праве – отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования. Иными словами, это отсутствие юридической нормы, необходимой для урегулирования возникших правоотношений.

Так, установив возможность включать в трудовой договор дополнительное усло­вие об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором сро­ка, если обучение производилось за счет средств работодателя (ч. 4 ст. 57 ТК РФ), законодатель не пре­дусмотрел предельной продолжительности такого срока, что дало почву для злоупотребления со сто­роны работодателя.

Практике известны случаи, когда заключаются соглашения об отработке 15 лет после обучения. Подобное условие договора противоречит закрепленному в ст. 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ принципу свободы труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право рас­поряжаться своими способностями к труду, выби­рать профессию и род деятельности.

Признаки пробелов в законодательстве. Следует обратить внимание на терминологию. Обычно говорят о «пробелах в праве», но речь чаще всего идет о «пробелах в позитивном праве». Пробел характеризуется тем, что представляет собой:

1)неполноту действующего законодательства;

2)неполноту, которая требует своего восполнения и устранения;

3)неполноту законодательства, которая требует своего доказатель­ства.

Неполнота действующего законодательства. Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения норм права.

[attention type=yellow]
Отличительная черта пробела в праве заключается в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через регулирование аналогичных обстоятельств, через общие и отраслевые правовые принципы.
[/attention]

Таким образом, пробел – это своего рода «пропуски» в правовом пространстве юридических норм, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила, адекватного правового регулирования социальной сферы.

Пробелы в законодательстве нельзя путать с так называемым квалифицированным молчанием законодателя, когда он намеренно оставляет вопрос открытым, воздерживается от принятия нормы, показывая тем самым нежелание ее принимать, относя решение дела за пределы законодательной сферы.

Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения права. Случаи полного неурегулирования тех или иных отношений тоже можно условно назвать пробелами в праве. Однако это качественно иные явления, нежели неполнота в действующих нормативных актах.

[attention type=green]
Причины пробелов. Пробелы в праве представляют собой дефекты в изложении государственной воли и ее оформлении. Происходит это в силу объективных и субъективных причин.
[/attention]

Объективные причины – причины, существование которых не зависит от воли и сознания людей. Они усматриваются в том, что правовые отношения динамичны, а система юридических норм обладает определенной статикой, инерцией, поэтому может не успевать за развитием правовых отношений.

Субъективные причины – причины, существование которых зависит от воли и сознания человека. Они могут быть связаны с изъянами правотворческой деятельности:

– упущения при разработке нормативного правового акта, его проектировании. Например, при подготовке Закона Российской Федерации о демонстрациях, шествиях, собраниях законодатели попросту забыли о такой форме протестов, как пикетирование;

– сознательное умолчание законодателя с надеждой принять соответствующие нормы в ближайшем будущем либо передать решение этого вопроса иным правотворческим органам;

– недостаточное использование средств юридической техники, наличие пропусков и противоречий в действующем праве.

В современных условиях чаще всего встречаются пробелы, обусловленные именно несовершенством правотворчества. Например, отсутствие нормы, предусматривающей возмещение гражданину вреда, понесенного им при спасении жизни человека.

Однако, это вовсе не означает, что законодатель дает отрицательный ответ на данное обстоятельство. Общие принципы гуманизма и смысл законодательства говорят, что эти отношения находятся в сфере правового регулирования, но вне конкретных правовых норм.

Налицо пробел в законе.

[attention type=red]
Особенно много пробелов появляется в период резкой смены экономического и политического курса государства, который, в частности, имел место в Российской Федерации в недавнем прошлом.
[/attention]

В условиях кардинального обновления большей части законодательства, требуется обновление многих отраслей права, тогда как правотворческие органы не в состоянии за короткий срок выполнить такой объем правотворческой деятельности.

Однако, не удается полностью избежать пробелов и в условиях стабильно действующего законодательства. Пробелы в правовой регуляции лучше противоправной регулированности. Не следует бояться их официальной фиксации, как и того, что отмена неправовых актов и норм повлечет нормативно-правовой хаос.

При временном отсутствии конкретных правовых норм будут и должны действовать, при надлежащем правовом истолковании, более общие правовые нормы Конституции и законов, сами правовые принципы.

[attention type=yellow]
Существование пробелов неизбежно. Это объясняется невозможностью создания абсолютного совершенного права, самой особенностью познания бытия и мышления, материи и сознания, постоянным развитием объективной действительности. Познание не может полностью отразить познаваемый предмет.
[/attention]

Оно к тому же не лишено внутренних противоречий, имеет тенденцию отставания в своем развитии от общественного бытия. Научное предвидение, которое находит, конечно, отражение в праве, также не может быть абсолютным. По этому поводу классик русской юриспруденции И.А.

Покровский справедливо писал, что закон, как и всякое дело рук человечества, часто страдает пороками мысли и пороками редакции[319].

Установление пробелов. Наличие пробела не является самоочевидным, пробел необходимо выявить, установить. Установление пробела представляет собой совокупность доказательственных действий. Доказываются и исследуются следующие вопросы:

– не является ли предполагаемая потребность в правовом регулировании ширмой, навеянной ложными оценками исходной ситуации;

– является ли потребность в нормах права реальной, т. е. обеспеченной существующими социально-экономическими условиями;

– не имеются ли нормы, так или иначе регулирующие данные общественные отношения и, следовательно, исключающие наличие пробела;

– не является ли “молчание права” квалифицированным, т. е. не проявил ли законодатель отрицательной воли на регулирование данных событий и фактов посредством права.

[attention type=green]
В процессе установления пробелов исследуются: содержание действующей системы права; материальные общественные отношения, которые обусловили появление того или иного нормативного акта или требуют его издания; правотворческая деятельность государственных органов (иногда также и общественных организаций); правоприменительная практика.
[/attention]

Ситуации, не являющиеся пробелами в праве. Таковыми не являются многие ситуации отсутствия норм права, в том числе:

– если право «молчит» по какому-либо вопросу, это свидетельство того, что законодатель не считает нужным регулировать данное отношение правовыми средствами;

– если вид общественного отношения урегулирован правом, но недостаточно конкретно, значит имеются лишь общие нормы;

– если законодатель прямо или косвенно уполномочивает правоприменителя на конкретизацию существующих правил или дозволяет ему принять решение по собственному усмотрению;

– если нормативно-правовой акт противоречит или не соответствует социально-экономическим потребностям;

– если имеется логическое противоречие закона, например, наказание за причинение смерти по неосторожности (ст.

109 УК РФ) меньше (наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок), чем за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ – наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет).

Правила установления пробелов. Для того чтобы установить пробелы в законодательстве, необходимо выявить:

-необходимость правового регулирования данных общественных отношений;

-обеспеченность правовой регламентации соответствующими социально-экономическими и иными условиями;

– отсутствие нормы, регулирующей конкретную ситуацию (или она неполно ее регулирует);

– сходство анализируемых условий и обстоятельств и тех, которые предусмотрены применяемой нормой;

– отсутствие запрета в законе на восполнение пробела правоприменителем.

Сходную норму ищут сначала в той же отрасли права и лишь затем обратиться к другим областям.

Виды пробелов в праве. В литературе пробелы классифицируются по следующим основаниям:

– по отраслевой принадлежности: пробелы в конституционном, международном, гражданском, трудовом праве и др. отраслях права;

– по виду нормативного акта: пробел в указе президента РФ, пробел постановлений правительства, пробел в инструкции министерств;

-по элементу нормы права: пробел в гипотезе, пробел в диспозиции, пробел в санкции;

-по времени появления: первичный (первоначальный) – возникает в момент издания нормативных актов; последующий (вторичный) – появляется после издания норма­тивных актов;

-в зависимости от воли (умысла) субъекта правотворчества в возникновении пробела: умышленные пробелы (обусловлены волей субъекта правотворчества) и непреднамеренные пробелы (возникшие без определенного умысла, по другим обстоятельствам);

-в зависимости от масштаба пробела: полные пробелы (вообще отсутствует какая-либо юридическая норма, которая может использоваться для урегулирования возникших правоотношений); частичные пробелы (возникшие правоотношения не урегулированы нормами лишь частично).

Источник: https://sci-lib.biz/gosudarstva-prava-teoriya/1ponyatie-probela-zakonodatelstve-47171.html

Проблемы реализации права при пробелах в законодательстве

Неурегулированность законодательства

Пробел в праве — это отсутствие в праве нормы, при помощи которой необходимо решать конкретные жизненные ситуации, требующие правового регулирования.

Понятие и виды пробелов в законодательстве. В правоприменительных процессах иногда возникают ситуации, когда, несмотря на все усилия, не удается отыскать норму, рассчитанную на рассматриваемый правоприменителем случай. И не потому, что эту норму трудно найти, а потому, что ее просто не существует в действительности.

В таких ситуациях правоприменители сталкиваются с пробелом в позитивном праве или, как чаще всего говорят, с пробелом в законодательстве. Пробел в законодательстве – это полная или частичная неурегулированность нормами позитивного права тех или иных жизненных ситуаций (общественных отношений), входящих в сферу правового регулирования.

Иными словами, пробел в законодательстве – это отсутствие правовой нормы, которая в принципе должна быть. Надо, однако, иметь в виду, что само по себе отсутствие правовой нормы, регулирующей ту или иную жизненную ситуацию, еще не свидетельствует о наличии пробела в законодательстве.

Право, как уже отмечалось, не всесильный регулятор и не может регулировать все без исключения общественные отношения. Оно может и должно регулировать лишь те общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования.

Поэтому о пробеле в законодательстве можно говорить только тогда, когда нормами позитивного права не урегулирована ситуация (случай), которая входит в сферу правового регулирования и объективно в правовом регулировании нуждается.

Пробелы в законодательстве могут возникать в силу как объективных, так и субъективных причин. К объективнымотносятся причины, которые обусловлены самими общественными отношениями. Общественные отношения, как известно, находятся в постоянном развитии.

Вследствие этого могут возникать новые общественные отношения, которые правом еще не урегулированы, но объективно этого требуют, поскольку входят в сферу правового регулирования. В таких ситуациях в законодательстве возникает пробел, так как в нем отсутствуют нормы, которые должны регулировать вновь возникшие общественные отношения.

[attention type=red]
К субъективным относятся причины, которые обусловлены уже деятельностью правотворческих органов. Правотворческие органы, осуществляя правовое регулирование тех или иных общественных отношений, могут что-то упустить из виду, могут принять не вполне качественный нормативный акт, могут вообще оставить без внимания какие-то общественные отношения.
[/attention]

Кроме того, к субъективным причинам возникновения пробелов в законодательстве следует отнести недостатки правотворческой техники, порождающие принятие пробельных нормативно-правовых актов.

Существуют различные виды пробелов в законодательстве. Так, в зависимости от степени неурегулированности общественного отношения пробелы делятся на полные и частичные.

Полный пробел имеет место, когда общественное отношение вообще не урегулировано нормами права, частичный– когда общественное отношение урегулировано нормами права не полностью и какие-то его стороны остались правом неурегулированными.

В зависимости от причин возникновения пробелы в законодательстве делятся на объективные и субъективные. Объективные – это пробелы, возникающие в силу объективных причин, субъективные – пробелы, возникающие в силу субъективных причин.

В зависимости от времени возникновения пробелы в законодательстве делятся на первоначальные и последующие. Первоначальные – это пробелы, которые возникают с момента принятия нормативно-правового акта. То есть правотворческий орган сразу, изначально принимает пробельный нормативный акт.

Последующие – это пробелы, которые возникают уже в процессе действия нормативного акта.

[attention type=yellow]
Такое может произойти в результате появления новых общественных отношений, которые должны регулироваться данным нормативным актом, но не урегулированы им только потому, что возникли после вступления нормативного акта в силу.
[/attention]

Наконец, в зависимости от возможности преодоления пробелов в процессе применения права пробелы в законодательстве делятся на преодолимые и непреодолимые. Преодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы могут преодолеть путем применения права по аналогии, т. е.

когда они могут применить нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешить дело исходя из общих начал и смысла законодательства (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Непреодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы не могут преодолеть путем применения права по аналогии, поскольку таковая запрещена законом.

Так, согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ не допускается применение уголовного закона по аналогии.

Некоторые авторы различают также «простительные» и «непростительные» пробелы[48].

«Простительные» пробелы имеют место там, где законодатель не мог по каким-то причинам увидеть и предвидеть потребность в правовом регулировании.

«Непростительные» пробелы – это пробелы, которые возникают либо по небрежности законодателя, либо в случае отступления от правил правотворческой техники.

[attention type=green]
В юридической литературе высказана также точка зрения, согласно которой в законодательстве могут быть выделены действительные и мнимыепробелы.
[/attention]

При этом под мнимыми пробелами понимается так называемое преднамеренное молчание законодателя, когда законодатель сознательно не регулирует какие-то общественные отношения, выводя их за сферу правового регулирования. Такие действия законодателя именуютквалифицированным молчанием.

Думается, однако, что никаких оснований для выделения действительных и мнимых пробелов нет. Пробелы в законодательстве как полная или частичная неурегулированность позитивным правом общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, могут быть только действительными.

[attention type=red]
Мнимых пробелов не существует, поскольку мнимый пробел – это только кажущийся пробел. Правоприменителю в силу тех или иных причин может показаться, что в законодательстве имеется пробел, хотя на самом деле пробела может и не быть.
[/attention]

Сам же факт молчания законодателя, когда он сознательно не регулирует те или иные общественные отношения, отнюдь не свидетельствует об отсутствии пробела. Если данные отношения входят в сферу правового регулирования (а она формируется в обществе объективно, а не по воле законодателя, в связи с чем законодатель не может выводить те или иные отношения за сферу правового регулирования), то налицо пробел, возникший в законодательстве в результате соответствующих субъективных причин.

Пробелы в законодательстве и в целом в позитивном праве – явление нежелательное для общества. Отсутствие упорядоченности общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, нередко вызывает социальное напряжение и создает проблемы как для правоприменительных органов, так и для участников конкретных общественных отношений.

Поэтому правотворческие органы должны, как говорится, держать руку на пульсе времени и по возможности своевременно устранять пробелы в законодательстве. Вместе с тем по тем или иным причинам (например, экономическим) это не всегда удается сделать, вследствие чего пробелы в законодательстве могут существовать неопределенно длительное время.

Применение права по аналогии.

Наличие пробела в законодательстве, хотя и создает определенные трудности практического порядка, не должно служить основанием для отказа в решении того или иного конкретного вопроса со стороны правоприменительных органов, поскольку законодатель предоставляет правоприменительным органам возможность преодолеть (восполнить) пробел путем применения права по аналогии при решении конкретного юридического дела.

Для применения права по аналогии необходимо, как представляется, наличие трех условий:

[attention type=yellow]
во-первых, необходимо, чтобы в законодательстве существовал действительный пробел, т. е. действительно отсутствовали правовые нормы, которые бы регулировали рассматриваемый случай;
[/attention]

во-вторых, необходимо, чтобы рассматриваемый случай входил в сферу правового регулирования, поскольку если случай не входит в сферу правового регулирования, то он и не должен решаться правовыми средствами;

в-третьих, необходимо, чтобы применение права по аналогии дозволялось законодателем. Так, в уже упоминавшейся ч. 3 ст. 11 ГПК РФ судам при рассмотрении гражданских дел дозволено применение права по аналогии. В то же время согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ, о которой тоже упоминалось, «применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Существует два основных способа применения права по аналогии (по-другому – преодоления пробелов правоприменительными органами): аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона – это решение юридического дела на основе правовых норм, регулирующих сходные общественные отношения. Слово «аналогия» (от греч. «analogia») означает сходство между предметами, явлениями или понятиями. Правоприменитель, столкнувшись с пробелом в законодательстве, т. е.

[attention type=green]
с отсутствием правовой нормы, регулирующей рассматриваемое им общественное отношение (конкретный случай), должен применить из этой же отрасли права норму, регулирующую сходные общественные отношения (случаи), если таковая имеется. Так, в п. 1 ст.
[/attention]

6 ГК РФ говорится: «В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». Подобные правила закреплены в ст. 5 СК РФ и в ч. 3 ст. 11 ГПК РФ.

Разновидностью аналогии закона является так называемое субсидиарное применение права (субсидиарная аналогия)[49].

При субсидиарном применении правоприменительный орган применяет норму, регулирующую сходные общественные отношения, не из данной отрасли права (в данной отрасли права такая норма отсутствует), а из другой, родственной отрасли права. Так, согласно ст.

[attention type=red]
4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
[/attention]

Аналогия права – это решение юридического дела на основе общих принципов и смысла законодательства. Данный способ применения права по аналогии не является альтернативным аналогии закона.

То есть правоприменительный орган не может действовать по принципу «или – или» и в случае обнаружения пробела применять или аналогию закона, или аналогию права. Согласно действующему законодательству к аналогии права правоприменительный орган может прибегнуть только в том случае, когда невозможно применить аналогию закона.

Это значит, что, обнаружив пробел в законодательстве, правоприменитель должен искать норму, регулирующую сходные отношения, т. е. он должен ориентироваться на аналогию закона. И только тогда, когда убедится в отсутствии такой нормы, он может прибегнуть к аналогии права, т. е. решить юридическое дело на основе общих принципов и смысла законодательства.

Для убедительности посмотрим, как сформулирована ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, о которой мы уже не раз упоминали.

«В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, – говорится в этой части, – суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)». Из содержания этой нормы видно, что суд может прибегнуть к аналогии права только в том случае, если отсутствуют нормы, регулирующие сходные отношения, т. если нельзя применить аналогию закона.



Источник: https://infopedia.su/9x1f53.html

Признание нормативных правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений // Обзор практики

Неурегулированность законодательства

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика.

Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

  • нарушение порядка принятия НПА (в том числе порядка опубликования);
  • противоречие нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
  • нарушение оспариваемым нормативным правовым актом компетенции другого органа власти;
  • неопределенность содержания.

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.).

Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1].

Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

[attention type=yellow]
Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции.
[/attention]

Действующее законодательство  прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.

В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.

1. Нарушение системности законодательства

Дело о максимальном годовом доходе

Определение ВС РФ от 23 июля 2014 года № 1-АПГ14-11

[attention type=green]
Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.
[/attention]

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме.

Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.

[attention type=red]
47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.
[/attention]

2. Неопределенность формулировок

Неопределенность требований к конкурсу

Определение ВС РФ от 27 марта 2019 года № 67-АПА19-1

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.

Сложные формулы и коэффициенты расчета

Определение ВС от 29 мая 2019 года № 8-АПА19-5

[attention type=yellow]
Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ.
[/attention]

Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г.

№ 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».

3. Неопределенность содержания

Несоблюдение требования формальной определенности

Определение ВС РФ от 19 марта 2014 года № 46-АПГ14-1

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

Проблемы в процедуре оспаривания

[attention type=green]
Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.
[/attention]

1. Отсутствие алгоритма оценки

Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.

Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту.

Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования

Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.

Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу № 3-32/2014

[attention type=red]
Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края.
[/attention]

Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/10/23/priznanie_normativnyh_pravovyh_aktov_nedejstvuyuschimi_po_motivu_neopredelennosti_ih_polozhenij__obz

Какая польза от судебной практики? Сайты судебной практики

Неурегулированность законодательства

Как и в любой другой сфере, в юриспруденции существует теория и практика.

Под теорией в работе юриста понимают всевозможные законодательные акты, постановления, письма, кодексы ‒ всё то, чем должен руководствоваться суд и другие органы власти, а также физические и юридические лица.

Теория не полностью отражает реальность, и, помимо законодательства, юрист должен изучить судебную практику по тому или иному вопросу. Но есть ли польза от её изучения? Давайте разбираться.

В современной правовой реальности мы стали свидетелями определённой неупорядоченности действующего законодательства, огромного количества принимаемых нормативных правовых актов, их бессистемности и зачастую противоречивости.

Нестабильность законодательства и неясность его требований, обратное действие норм права, противоречивость правовых предписаний, неурегулированность нормами права определённых жизненных ситуаций – всё это влияет на то, что специалисты в сфере правоприменения всё чаще обращаются к такому правовому инструменту, как судебная практика.

Судебная практика всегда служила достижению главной цели правосудия – принятия законного и обоснованного судебного акта. В процессе судопроизводства осуществляется толкование действующего законодательства, в результате чего возникает основа для восполнения пробелов в существующих нормативно-правовых актах.

Для правильного понимания и применения нормы права применяется как судебная практика, так и официальное толкование нормативно-правовых актов.

[attention type=yellow]
Под официальным толкованием законов и других правовых актов понимается толкование издавшими их (так называемое аутентичное толкование) или специально на то уполномоченными органами (называемое – делегированным толкованием).
[/attention]

Также, именно на основании отчётов по судебной практике и формируется возможность последующей разработки новых законодательных норм. Соответственно, можно сказать со значительной уверенностью, что судебная практика имеет невероятно важное значение в юриспруденции.

В странах англосаксонской системы, в которых официально действует система прецедентного права, значение судебной практики применения имеет определяющее значение. Система российского права, принадлежит к романо-германской континентальной доктрине, в которой принятые судебные акты не являются установленным официально источником права.

Что же относится в нашей стране непосредственно к судебной практике?

Конечно же, это не любое вступившее в силу решение суда. Особое значение имеют обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Немалое значение также имеют определения Верховного Суда РФ, вынесенные в рамках рассмотрения конкретных дел, и судебные акты, принимаемые на уровне апелляционных и кассационных инстанций.

В системном применении, при устойчивом единообразии и правильном толковании норм права вышеперечисленные судебные акты используются судами нижестоящих инстанций при принятии решений, а также исполнительными органами федеральной и региональной власти в правоприменительной деятельности в сфере их компетенции.

При этом следует учитывать, что судебная практика силы закона не имеет и ссылаться на неё как на нормы права нельзя, поскольку Россия действует не в рамках прецедентного права.

Тем не менее, разрешение споров по аналогии с применением норм права, ранее применённых по такому же судебному процессу укладывается в рамки действующего законодательства, что даёт возможность активного использования судебной практики при построении правовой позиции и подчеркивает её актуальность.

[attention type=green]
Данная практика сегодня полностью соответствует требованиям Арбитражного процессуального кодекса РФ, в п.3 ч.4 ст.
[/attention]

170 которого установлено, что «в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВС РФ и сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, а также на постановления Президиума ВС РФ и сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ». Практически идентичная норма содержится в ч.4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ и п.4 ч.4 ст. 180 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Кроме того, к числу оснований для пересмотра судебных актов арбитражных судов ввиду новых обстоятельств относится «определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства; (пункт 5 части третьей статьи 311 АПК РФ). Идентичная правовая норма была внесена Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ и в статью 392 ГПК РФ, изменив и дополнив практику судов общей юрисдикции элементами прецедентного права.

Резюмируя, можно сказать, что судебная практика – это «подсказка», которая не только указывает на верное применение норм права, но и позволяет видеть перспективу дела.

[attention type=red]
Но стоит ли на неё ссылаться или нет, следует исходить от особенностей каждого конкретного спора и в зависимости от процессуальной позиции той или иной стороны.
[/attention]

Безусловно, определение подобных действий, является прерогативой опытного юриста.

Список сайтов, где удобно и просто её найти:

  1. SudAct.ru. Сайт позиционирует себя как крупнейшую базу судебных актов и нормативных документов РФ в сети. Действительно хороший поиск и дружелюбный интерфейс. Удобен в использовании.
  2. Судебныерешения.рф. Менее известный, но не менее удобный сайт.

    Его база ограничена актами судов общей юрисдикции, так что практику по экономическим спорам или интеллектуальным правам там не найти. Зато сайт отлично справляется с поиском по решениям СОЮ.

  3. База ГАС РФ “Правосудие”. Государственная база данных решений судов общей юрисдикции. Не самый удобный сервис, нет поиска по конкретному тексту, медленный.

    Но с какими-то задачами может помочь, наверное. В общем, имейте его в виду, но надежды не возлагайте.

  4. База на сайте Верховного Суда РФ. Содержит акты СОЮ. По арбитражным делам доступны лишь те решения, которые вынесены Верховным Судом. Стоит сказать, что работает довольно шустро, интерфейс приятный.
  5. Картотека арбитражных дел (Мой Арбитр).

    Государственный сервис, за который не стыдно. У него есть некоторые минусы, но плюсы значительно перевешивают. База данных пополняется оперативно, при этом доступны все акты по любому делу. Если было вынесено какое-то определение, оно обязательно здесь есть.

  6. Некоммерческая версия КонсультантПлюс. База судебной практики полностью доступна в рабочие дни с 20.00 до 00.

    00 и в выходные дни (включая праздничные). Далеко не самая полная база, но поисковой инструментарий однозначно выигрывает.

Подготовила: Екатерина Кузьмина

: https://.com/juristicstar2019

@juristicstar

Подписаться

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ec11156ed889b36a361d876/kakaia-polza-ot-sudebnoi-praktiki-saity-sudebnoi-praktiki-5ec52455058db43258ef60c3

Правовая коллизия. Каким законам и юридическим нормам отдавать предпочтение

Неурегулированность законодательства

Юридическая (правовая) коллизия – это разногласие между двумя или более действующими нормативно-правовыми актами, регулирующими один и тот же вопрос. Также коллизией называют противоречие между выполнением органами власти своих полномочий в процессе правоприменения.

В международном праве юридическая коллизия понимается, как разногласие между гражданскими нормами разных государств.

1.Понятие пробела в законодательстве.: Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не

Неурегулированность законодательства
Неурегулированность законодательства

Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не может обеспечить сплошного регулирования общественных отношений. В жизни возникали, возникают и будут возникать ситуации, которые не имеют прямого нормативного решения. Отсутствие такого решения именуется пробелом в регулировании.

Пробел в праве – отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования. Иными словами, это отсутствие юридической нормы, необходимой для урегулирования возникших правоотношений.

Так, установив возможность включать в трудовой договор дополнительное усло­вие об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором сро­ка, если обучение производилось за счет средств работодателя (ч. 4 ст. 57 ТК РФ), законодатель не пре­дусмотрел предельной продолжительности такого срока, что дало почву для злоупотребления со сто­роны работодателя.

Практике известны случаи, когда заключаются соглашения об отработке 15 лет после обучения. Подобное условие договора противоречит закрепленному в ст. 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ принципу свободы труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право рас­поряжаться своими способностями к труду, выби­рать профессию и род деятельности.

Признаки пробелов в законодательстве. Следует обратить внимание на терминологию. Обычно говорят о «пробелах в праве», но речь чаще всего идет о «пробелах в позитивном праве». Пробел характеризуется тем, что представляет собой:

1)неполноту действующего законодательства;

2)неполноту, которая требует своего восполнения и устранения;

3)неполноту законодательства, которая требует своего доказатель­ства.

Неполнота действующего законодательства. Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения норм права.

[attention type=yellow]
Отличительная черта пробела в праве заключается в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через регулирование аналогичных обстоятельств, через общие и отраслевые правовые принципы.
[/attention]

Таким образом, пробел – это своего рода «пропуски» в правовом пространстве юридических норм, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила, адекватного правового регулирования социальной сферы.

Пробелы в законодательстве нельзя путать с так называемым квалифицированным молчанием законодателя, когда он намеренно оставляет вопрос открытым, воздерживается от принятия нормы, показывая тем самым нежелание ее принимать, относя решение дела за пределы законодательной сферы.

Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения права. Случаи полного неурегулирования тех или иных отношений тоже можно условно назвать пробелами в праве. Однако это качественно иные явления, нежели неполнота в действующих нормативных актах.

[attention type=green]
Причины пробелов. Пробелы в праве представляют собой дефекты в изложении государственной воли и ее оформлении. Происходит это в силу объективных и субъективных причин.
[/attention]

Объективные причины – причины, существование которых не зависит от воли и сознания людей. Они усматриваются в том, что правовые отношения динамичны, а система юридических норм обладает определенной статикой, инерцией, поэтому может не успевать за развитием правовых отношений.

Субъективные причины – причины, существование которых зависит от воли и сознания человека. Они могут быть связаны с изъянами правотворческой деятельности:

– упущения при разработке нормативного правового акта, его проектировании. Например, при подготовке Закона Российской Федерации о демонстрациях, шествиях, собраниях законодатели попросту забыли о такой форме протестов, как пикетирование;

– сознательное умолчание законодателя с надеждой принять соответствующие нормы в ближайшем будущем либо передать решение этого вопроса иным правотворческим органам;

– недостаточное использование средств юридической техники, наличие пропусков и противоречий в действующем праве.

В современных условиях чаще всего встречаются пробелы, обусловленные именно несовершенством правотворчества. Например, отсутствие нормы, предусматривающей возмещение гражданину вреда, понесенного им при спасении жизни человека.

Однако, это вовсе не означает, что законодатель дает отрицательный ответ на данное обстоятельство. Общие принципы гуманизма и смысл законодательства говорят, что эти отношения находятся в сфере правового регулирования, но вне конкретных правовых норм.

Налицо пробел в законе.

[attention type=red]
Особенно много пробелов появляется в период резкой смены экономического и политического курса государства, который, в частности, имел место в Российской Федерации в недавнем прошлом.
[/attention]

В условиях кардинального обновления большей части законодательства, требуется обновление многих отраслей права, тогда как правотворческие органы не в состоянии за короткий срок выполнить такой объем правотворческой деятельности.

Однако, не удается полностью избежать пробелов и в условиях стабильно действующего законодательства. Пробелы в правовой регуляции лучше противоправной регулированности. Не следует бояться их официальной фиксации, как и того, что отмена неправовых актов и норм повлечет нормативно-правовой хаос.

При временном отсутствии конкретных правовых норм будут и должны действовать, при надлежащем правовом истолковании, более общие правовые нормы Конституции и законов, сами правовые принципы.

[attention type=yellow]
Существование пробелов неизбежно. Это объясняется невозможностью создания абсолютного совершенного права, самой особенностью познания бытия и мышления, материи и сознания, постоянным развитием объективной действительности. Познание не может полностью отразить познаваемый предмет.
[/attention]

Оно к тому же не лишено внутренних противоречий, имеет тенденцию отставания в своем развитии от общественного бытия. Научное предвидение, которое находит, конечно, отражение в праве, также не может быть абсолютным. По этому поводу классик русской юриспруденции И.А.

Покровский справедливо писал, что закон, как и всякое дело рук человечества, часто страдает пороками мысли и пороками редакции[319].

Установление пробелов. Наличие пробела не является самоочевидным, пробел необходимо выявить, установить. Установление пробела представляет собой совокупность доказательственных действий. Доказываются и исследуются следующие вопросы:

– не является ли предполагаемая потребность в правовом регулировании ширмой, навеянной ложными оценками исходной ситуации;

– является ли потребность в нормах права реальной, т. е. обеспеченной существующими социально-экономическими условиями;

– не имеются ли нормы, так или иначе регулирующие данные общественные отношения и, следовательно, исключающие наличие пробела;

– не является ли “молчание права” квалифицированным, т. е. не проявил ли законодатель отрицательной воли на регулирование данных событий и фактов посредством права.

[attention type=green]
В процессе установления пробелов исследуются: содержание действующей системы права; материальные общественные отношения, которые обусловили появление того или иного нормативного акта или требуют его издания; правотворческая деятельность государственных органов (иногда также и общественных организаций); правоприменительная практика.
[/attention]

Ситуации, не являющиеся пробелами в праве. Таковыми не являются многие ситуации отсутствия норм права, в том числе:

– если право «молчит» по какому-либо вопросу, это свидетельство того, что законодатель не считает нужным регулировать данное отношение правовыми средствами;

– если вид общественного отношения урегулирован правом, но недостаточно конкретно, значит имеются лишь общие нормы;

– если законодатель прямо или косвенно уполномочивает правоприменителя на конкретизацию существующих правил или дозволяет ему принять решение по собственному усмотрению;

– если нормативно-правовой акт противоречит или не соответствует социально-экономическим потребностям;

– если имеется логическое противоречие закона, например, наказание за причинение смерти по неосторожности (ст.

109 УК РФ) меньше (наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок), чем за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ – наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет).

Правила установления пробелов. Для того чтобы установить пробелы в законодательстве, необходимо выявить:

-необходимость правового регулирования данных общественных отношений;

-обеспеченность правовой регламентации соответствующими социально-экономическими и иными условиями;

– отсутствие нормы, регулирующей конкретную ситуацию (или она неполно ее регулирует);

– сходство анализируемых условий и обстоятельств и тех, которые предусмотрены применяемой нормой;

– отсутствие запрета в законе на восполнение пробела правоприменителем.

Сходную норму ищут сначала в той же отрасли права и лишь затем обратиться к другим областям.

Виды пробелов в праве. В литературе пробелы классифицируются по следующим основаниям:

– по отраслевой принадлежности: пробелы в конституционном, международном, гражданском, трудовом праве и др. отраслях права;

– по виду нормативного акта: пробел в указе президента РФ, пробел постановлений правительства, пробел в инструкции министерств;

-по элементу нормы права: пробел в гипотезе, пробел в диспозиции, пробел в санкции;

-по времени появления: первичный (первоначальный) – возникает в момент издания нормативных актов; последующий (вторичный) – появляется после издания норма­тивных актов;

-в зависимости от воли (умысла) субъекта правотворчества в возникновении пробела: умышленные пробелы (обусловлены волей субъекта правотворчества) и непреднамеренные пробелы (возникшие без определенного умысла, по другим обстоятельствам);

-в зависимости от масштаба пробела: полные пробелы (вообще отсутствует какая-либо юридическая норма, которая может использоваться для урегулирования возникших правоотношений); частичные пробелы (возникшие правоотношения не урегулированы нормами лишь частично).

Источник: https://sci-lib.biz/gosudarstva-prava-teoriya/1ponyatie-probela-zakonodatelstve-47171.html

Проблемы реализации права при пробелах в законодательстве

Неурегулированность законодательства

Пробел в праве — это отсутствие в праве нормы, при помощи которой необходимо решать конкретные жизненные ситуации, требующие правового регулирования.

Понятие и виды пробелов в законодательстве. В правоприменительных процессах иногда возникают ситуации, когда, несмотря на все усилия, не удается отыскать норму, рассчитанную на рассматриваемый правоприменителем случай. И не потому, что эту норму трудно найти, а потому, что ее просто не существует в действительности.

В таких ситуациях правоприменители сталкиваются с пробелом в позитивном праве или, как чаще всего говорят, с пробелом в законодательстве. Пробел в законодательстве – это полная или частичная неурегулированность нормами позитивного права тех или иных жизненных ситуаций (общественных отношений), входящих в сферу правового регулирования.

Иными словами, пробел в законодательстве – это отсутствие правовой нормы, которая в принципе должна быть. Надо, однако, иметь в виду, что само по себе отсутствие правовой нормы, регулирующей ту или иную жизненную ситуацию, еще не свидетельствует о наличии пробела в законодательстве.

Право, как уже отмечалось, не всесильный регулятор и не может регулировать все без исключения общественные отношения. Оно может и должно регулировать лишь те общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования.

Поэтому о пробеле в законодательстве можно говорить только тогда, когда нормами позитивного права не урегулирована ситуация (случай), которая входит в сферу правового регулирования и объективно в правовом регулировании нуждается.

Пробелы в законодательстве могут возникать в силу как объективных, так и субъективных причин. К объективнымотносятся причины, которые обусловлены самими общественными отношениями. Общественные отношения, как известно, находятся в постоянном развитии.

Вследствие этого могут возникать новые общественные отношения, которые правом еще не урегулированы, но объективно этого требуют, поскольку входят в сферу правового регулирования. В таких ситуациях в законодательстве возникает пробел, так как в нем отсутствуют нормы, которые должны регулировать вновь возникшие общественные отношения.

[attention type=red]
К субъективным относятся причины, которые обусловлены уже деятельностью правотворческих органов. Правотворческие органы, осуществляя правовое регулирование тех или иных общественных отношений, могут что-то упустить из виду, могут принять не вполне качественный нормативный акт, могут вообще оставить без внимания какие-то общественные отношения.
[/attention]

Кроме того, к субъективным причинам возникновения пробелов в законодательстве следует отнести недостатки правотворческой техники, порождающие принятие пробельных нормативно-правовых актов.

Существуют различные виды пробелов в законодательстве. Так, в зависимости от степени неурегулированности общественного отношения пробелы делятся на полные и частичные.

Полный пробел имеет место, когда общественное отношение вообще не урегулировано нормами права, частичный– когда общественное отношение урегулировано нормами права не полностью и какие-то его стороны остались правом неурегулированными.

В зависимости от причин возникновения пробелы в законодательстве делятся на объективные и субъективные. Объективные – это пробелы, возникающие в силу объективных причин, субъективные – пробелы, возникающие в силу субъективных причин.

В зависимости от времени возникновения пробелы в законодательстве делятся на первоначальные и последующие. Первоначальные – это пробелы, которые возникают с момента принятия нормативно-правового акта. То есть правотворческий орган сразу, изначально принимает пробельный нормативный акт.

Последующие – это пробелы, которые возникают уже в процессе действия нормативного акта.

[attention type=yellow]
Такое может произойти в результате появления новых общественных отношений, которые должны регулироваться данным нормативным актом, но не урегулированы им только потому, что возникли после вступления нормативного акта в силу.
[/attention]

Наконец, в зависимости от возможности преодоления пробелов в процессе применения права пробелы в законодательстве делятся на преодолимые и непреодолимые. Преодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы могут преодолеть путем применения права по аналогии, т. е.

когда они могут применить нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешить дело исходя из общих начал и смысла законодательства (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Непреодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы не могут преодолеть путем применения права по аналогии, поскольку таковая запрещена законом.

Так, согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ не допускается применение уголовного закона по аналогии.

Некоторые авторы различают также «простительные» и «непростительные» пробелы[48].

«Простительные» пробелы имеют место там, где законодатель не мог по каким-то причинам увидеть и предвидеть потребность в правовом регулировании.

«Непростительные» пробелы – это пробелы, которые возникают либо по небрежности законодателя, либо в случае отступления от правил правотворческой техники.

[attention type=green]
В юридической литературе высказана также точка зрения, согласно которой в законодательстве могут быть выделены действительные и мнимыепробелы.
[/attention]

При этом под мнимыми пробелами понимается так называемое преднамеренное молчание законодателя, когда законодатель сознательно не регулирует какие-то общественные отношения, выводя их за сферу правового регулирования. Такие действия законодателя именуютквалифицированным молчанием.

Думается, однако, что никаких оснований для выделения действительных и мнимых пробелов нет. Пробелы в законодательстве как полная или частичная неурегулированность позитивным правом общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, могут быть только действительными.

[attention type=red]
Мнимых пробелов не существует, поскольку мнимый пробел – это только кажущийся пробел. Правоприменителю в силу тех или иных причин может показаться, что в законодательстве имеется пробел, хотя на самом деле пробела может и не быть.
[/attention]

Сам же факт молчания законодателя, когда он сознательно не регулирует те или иные общественные отношения, отнюдь не свидетельствует об отсутствии пробела. Если данные отношения входят в сферу правового регулирования (а она формируется в обществе объективно, а не по воле законодателя, в связи с чем законодатель не может выводить те или иные отношения за сферу правового регулирования), то налицо пробел, возникший в законодательстве в результате соответствующих субъективных причин.

Пробелы в законодательстве и в целом в позитивном праве – явление нежелательное для общества. Отсутствие упорядоченности общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, нередко вызывает социальное напряжение и создает проблемы как для правоприменительных органов, так и для участников конкретных общественных отношений.

Поэтому правотворческие органы должны, как говорится, держать руку на пульсе времени и по возможности своевременно устранять пробелы в законодательстве. Вместе с тем по тем или иным причинам (например, экономическим) это не всегда удается сделать, вследствие чего пробелы в законодательстве могут существовать неопределенно длительное время.

Применение права по аналогии.

Наличие пробела в законодательстве, хотя и создает определенные трудности практического порядка, не должно служить основанием для отказа в решении того или иного конкретного вопроса со стороны правоприменительных органов, поскольку законодатель предоставляет правоприменительным органам возможность преодолеть (восполнить) пробел путем применения права по аналогии при решении конкретного юридического дела.

Для применения права по аналогии необходимо, как представляется, наличие трех условий:

[attention type=yellow]
во-первых, необходимо, чтобы в законодательстве существовал действительный пробел, т. е. действительно отсутствовали правовые нормы, которые бы регулировали рассматриваемый случай;
[/attention]

во-вторых, необходимо, чтобы рассматриваемый случай входил в сферу правового регулирования, поскольку если случай не входит в сферу правового регулирования, то он и не должен решаться правовыми средствами;

в-третьих, необходимо, чтобы применение права по аналогии дозволялось законодателем. Так, в уже упоминавшейся ч. 3 ст. 11 ГПК РФ судам при рассмотрении гражданских дел дозволено применение права по аналогии. В то же время согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ, о которой тоже упоминалось, «применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Существует два основных способа применения права по аналогии (по-другому – преодоления пробелов правоприменительными органами): аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона – это решение юридического дела на основе правовых норм, регулирующих сходные общественные отношения. Слово «аналогия» (от греч. «analogia») означает сходство между предметами, явлениями или понятиями. Правоприменитель, столкнувшись с пробелом в законодательстве, т. е.

[attention type=green]
с отсутствием правовой нормы, регулирующей рассматриваемое им общественное отношение (конкретный случай), должен применить из этой же отрасли права норму, регулирующую сходные общественные отношения (случаи), если таковая имеется. Так, в п. 1 ст.
[/attention]

6 ГК РФ говорится: «В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». Подобные правила закреплены в ст. 5 СК РФ и в ч. 3 ст. 11 ГПК РФ.

Разновидностью аналогии закона является так называемое субсидиарное применение права (субсидиарная аналогия)[49].

При субсидиарном применении правоприменительный орган применяет норму, регулирующую сходные общественные отношения, не из данной отрасли права (в данной отрасли права такая норма отсутствует), а из другой, родственной отрасли права. Так, согласно ст.

[attention type=red]
4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
[/attention]

Аналогия права – это решение юридического дела на основе общих принципов и смысла законодательства. Данный способ применения права по аналогии не является альтернативным аналогии закона.

То есть правоприменительный орган не может действовать по принципу «или – или» и в случае обнаружения пробела применять или аналогию закона, или аналогию права. Согласно действующему законодательству к аналогии права правоприменительный орган может прибегнуть только в том случае, когда невозможно применить аналогию закона.

Это значит, что, обнаружив пробел в законодательстве, правоприменитель должен искать норму, регулирующую сходные отношения, т. е. он должен ориентироваться на аналогию закона. И только тогда, когда убедится в отсутствии такой нормы, он может прибегнуть к аналогии права, т. е. решить юридическое дело на основе общих принципов и смысла законодательства.

Для убедительности посмотрим, как сформулирована ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, о которой мы уже не раз упоминали.

«В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, – говорится в этой части, – суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)». Из содержания этой нормы видно, что суд может прибегнуть к аналогии права только в том случае, если отсутствуют нормы, регулирующие сходные отношения, т. если нельзя применить аналогию закона.



Источник: https://infopedia.su/9x1f53.html

Признание нормативных правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений // Обзор практики

Неурегулированность законодательства

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика.

Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

  • нарушение порядка принятия НПА (в том числе порядка опубликования);
  • противоречие нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
  • нарушение оспариваемым нормативным правовым актом компетенции другого органа власти;
  • неопределенность содержания.

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.).

Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1].

Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

[attention type=yellow]
Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции.
[/attention]

Действующее законодательство  прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.

В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.

1. Нарушение системности законодательства

Дело о максимальном годовом доходе

Определение ВС РФ от 23 июля 2014 года № 1-АПГ14-11

[attention type=green]
Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.
[/attention]

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме.

Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.

[attention type=red]
47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.
[/attention]

2. Неопределенность формулировок

Неопределенность требований к конкурсу

Определение ВС РФ от 27 марта 2019 года № 67-АПА19-1

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.

Сложные формулы и коэффициенты расчета

Определение ВС от 29 мая 2019 года № 8-АПА19-5

[attention type=yellow]
Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ.
[/attention]

Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г.

№ 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».

3. Неопределенность содержания

Несоблюдение требования формальной определенности

Определение ВС РФ от 19 марта 2014 года № 46-АПГ14-1

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

Проблемы в процедуре оспаривания

[attention type=green]
Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.
[/attention]

1. Отсутствие алгоритма оценки

Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.

Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту.

Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования

Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.

Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу № 3-32/2014

[attention type=red]
Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края.
[/attention]

Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/10/23/priznanie_normativnyh_pravovyh_aktov_nedejstvuyuschimi_po_motivu_neopredelennosti_ih_polozhenij__obz

Какая польза от судебной практики? Сайты судебной практики

Неурегулированность законодательства

Как и в любой другой сфере, в юриспруденции существует теория и практика.

Под теорией в работе юриста понимают всевозможные законодательные акты, постановления, письма, кодексы ‒ всё то, чем должен руководствоваться суд и другие органы власти, а также физические и юридические лица.

Теория не полностью отражает реальность, и, помимо законодательства, юрист должен изучить судебную практику по тому или иному вопросу. Но есть ли польза от её изучения? Давайте разбираться.

В современной правовой реальности мы стали свидетелями определённой неупорядоченности действующего законодательства, огромного количества принимаемых нормативных правовых актов, их бессистемности и зачастую противоречивости.

Нестабильность законодательства и неясность его требований, обратное действие норм права, противоречивость правовых предписаний, неурегулированность нормами права определённых жизненных ситуаций – всё это влияет на то, что специалисты в сфере правоприменения всё чаще обращаются к такому правовому инструменту, как судебная практика.

Судебная практика всегда служила достижению главной цели правосудия – принятия законного и обоснованного судебного акта. В процессе судопроизводства осуществляется толкование действующего законодательства, в результате чего возникает основа для восполнения пробелов в существующих нормативно-правовых актах.

Для правильного понимания и применения нормы права применяется как судебная практика, так и официальное толкование нормативно-правовых актов.

[attention type=yellow]
Под официальным толкованием законов и других правовых актов понимается толкование издавшими их (так называемое аутентичное толкование) или специально на то уполномоченными органами (называемое – делегированным толкованием).
[/attention]

Также, именно на основании отчётов по судебной практике и формируется возможность последующей разработки новых законодательных норм. Соответственно, можно сказать со значительной уверенностью, что судебная практика имеет невероятно важное значение в юриспруденции.

В странах англосаксонской системы, в которых официально действует система прецедентного права, значение судебной практики применения имеет определяющее значение. Система российского права, принадлежит к романо-германской континентальной доктрине, в которой принятые судебные акты не являются установленным официально источником права.

Что же относится в нашей стране непосредственно к судебной практике?

Конечно же, это не любое вступившее в силу решение суда. Особое значение имеют обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Немалое значение также имеют определения Верховного Суда РФ, вынесенные в рамках рассмотрения конкретных дел, и судебные акты, принимаемые на уровне апелляционных и кассационных инстанций.

В системном применении, при устойчивом единообразии и правильном толковании норм права вышеперечисленные судебные акты используются судами нижестоящих инстанций при принятии решений, а также исполнительными органами федеральной и региональной власти в правоприменительной деятельности в сфере их компетенции.

При этом следует учитывать, что судебная практика силы закона не имеет и ссылаться на неё как на нормы права нельзя, поскольку Россия действует не в рамках прецедентного права.

Тем не менее, разрешение споров по аналогии с применением норм права, ранее применённых по такому же судебному процессу укладывается в рамки действующего законодательства, что даёт возможность активного использования судебной практики при построении правовой позиции и подчеркивает её актуальность.

[attention type=green]
Данная практика сегодня полностью соответствует требованиям Арбитражного процессуального кодекса РФ, в п.3 ч.4 ст.
[/attention]

170 которого установлено, что «в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВС РФ и сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, а также на постановления Президиума ВС РФ и сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ». Практически идентичная норма содержится в ч.4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ и п.4 ч.4 ст. 180 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Кроме того, к числу оснований для пересмотра судебных актов арбитражных судов ввиду новых обстоятельств относится «определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства; (пункт 5 части третьей статьи 311 АПК РФ). Идентичная правовая норма была внесена Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ и в статью 392 ГПК РФ, изменив и дополнив практику судов общей юрисдикции элементами прецедентного права.

Резюмируя, можно сказать, что судебная практика – это «подсказка», которая не только указывает на верное применение норм права, но и позволяет видеть перспективу дела.

[attention type=red]
Но стоит ли на неё ссылаться или нет, следует исходить от особенностей каждого конкретного спора и в зависимости от процессуальной позиции той или иной стороны.
[/attention]

Безусловно, определение подобных действий, является прерогативой опытного юриста.

Список сайтов, где удобно и просто её найти:

  1. SudAct.ru. Сайт позиционирует себя как крупнейшую базу судебных актов и нормативных документов РФ в сети. Действительно хороший поиск и дружелюбный интерфейс. Удобен в использовании.
  2. Судебныерешения.рф. Менее известный, но не менее удобный сайт.

    Его база ограничена актами судов общей юрисдикции, так что практику по экономическим спорам или интеллектуальным правам там не найти. Зато сайт отлично справляется с поиском по решениям СОЮ.

  3. База ГАС РФ “Правосудие”. Государственная база данных решений судов общей юрисдикции. Не самый удобный сервис, нет поиска по конкретному тексту, медленный.

    Но с какими-то задачами может помочь, наверное. В общем, имейте его в виду, но надежды не возлагайте.

  4. База на сайте Верховного Суда РФ. Содержит акты СОЮ. По арбитражным делам доступны лишь те решения, которые вынесены Верховным Судом. Стоит сказать, что работает довольно шустро, интерфейс приятный.
  5. Картотека арбитражных дел (Мой Арбитр).

    Государственный сервис, за который не стыдно. У него есть некоторые минусы, но плюсы значительно перевешивают. База данных пополняется оперативно, при этом доступны все акты по любому делу. Если было вынесено какое-то определение, оно обязательно здесь есть.

  6. Некоммерческая версия КонсультантПлюс. База судебной практики полностью доступна в рабочие дни с 20.00 до 00.

    00 и в выходные дни (включая праздничные). Далеко не самая полная база, но поисковой инструментарий однозначно выигрывает.

Подготовила: Екатерина Кузьмина

: https://.com/juristicstar2019

@juristicstar

Подписаться

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ec11156ed889b36a361d876/kakaia-polza-ot-sudebnoi-praktiki-saity-sudebnoi-praktiki-5ec52455058db43258ef60c3

Правовая коллизия. Каким законам и юридическим нормам отдавать предпочтение

Неурегулированность законодательства

Юридическая (правовая) коллизия – это разногласие между двумя или более действующими нормативно-правовыми актами, регулирующими один и тот же вопрос. Также коллизией называют противоречие между выполнением органами власти своих полномочий в процессе правоприменения.

В международном праве юридическая коллизия понимается, как разногласие между гражданскими нормами разных государств.

1.Понятие пробела в законодательстве.: Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не

Неурегулированность законодательства
Неурегулированность законодательства

Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не может обеспечить сплошного регулирования общественных отношений. В жизни возникали, возникают и будут возникать ситуации, которые не имеют прямого нормативного решения. Отсутствие такого решения именуется пробелом в регулировании.

Пробел в праве – отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования. Иными словами, это отсутствие юридической нормы, необходимой для урегулирования возникших правоотношений.

Так, установив возможность включать в трудовой договор дополнительное усло­вие об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором сро­ка, если обучение производилось за счет средств работодателя (ч. 4 ст. 57 ТК РФ), законодатель не пре­дусмотрел предельной продолжительности такого срока, что дало почву для злоупотребления со сто­роны работодателя.

Практике известны случаи, когда заключаются соглашения об отработке 15 лет после обучения. Подобное условие договора противоречит закрепленному в ст. 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ принципу свободы труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право рас­поряжаться своими способностями к труду, выби­рать профессию и род деятельности.

Признаки пробелов в законодательстве. Следует обратить внимание на терминологию. Обычно говорят о «пробелах в праве», но речь чаще всего идет о «пробелах в позитивном праве». Пробел характеризуется тем, что представляет собой:

1)неполноту действующего законодательства;

2)неполноту, которая требует своего восполнения и устранения;

3)неполноту законодательства, которая требует своего доказатель­ства.

Неполнота действующего законодательства. Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения норм права.

[attention type=yellow]
Отличительная черта пробела в праве заключается в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через регулирование аналогичных обстоятельств, через общие и отраслевые правовые принципы.
[/attention]

Таким образом, пробел – это своего рода «пропуски» в правовом пространстве юридических норм, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила, адекватного правового регулирования социальной сферы.

Пробелы в законодательстве нельзя путать с так называемым квалифицированным молчанием законодателя, когда он намеренно оставляет вопрос открытым, воздерживается от принятия нормы, показывая тем самым нежелание ее принимать, относя решение дела за пределы законодательной сферы.

Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения права. Случаи полного неурегулирования тех или иных отношений тоже можно условно назвать пробелами в праве. Однако это качественно иные явления, нежели неполнота в действующих нормативных актах.

[attention type=green]
Причины пробелов. Пробелы в праве представляют собой дефекты в изложении государственной воли и ее оформлении. Происходит это в силу объективных и субъективных причин.
[/attention]

Объективные причины – причины, существование которых не зависит от воли и сознания людей. Они усматриваются в том, что правовые отношения динамичны, а система юридических норм обладает определенной статикой, инерцией, поэтому может не успевать за развитием правовых отношений.

Субъективные причины – причины, существование которых зависит от воли и сознания человека. Они могут быть связаны с изъянами правотворческой деятельности:

– упущения при разработке нормативного правового акта, его проектировании. Например, при подготовке Закона Российской Федерации о демонстрациях, шествиях, собраниях законодатели попросту забыли о такой форме протестов, как пикетирование;

– сознательное умолчание законодателя с надеждой принять соответствующие нормы в ближайшем будущем либо передать решение этого вопроса иным правотворческим органам;

– недостаточное использование средств юридической техники, наличие пропусков и противоречий в действующем праве.

В современных условиях чаще всего встречаются пробелы, обусловленные именно несовершенством правотворчества. Например, отсутствие нормы, предусматривающей возмещение гражданину вреда, понесенного им при спасении жизни человека.

Однако, это вовсе не означает, что законодатель дает отрицательный ответ на данное обстоятельство. Общие принципы гуманизма и смысл законодательства говорят, что эти отношения находятся в сфере правового регулирования, но вне конкретных правовых норм.

Налицо пробел в законе.

[attention type=red]
Особенно много пробелов появляется в период резкой смены экономического и политического курса государства, который, в частности, имел место в Российской Федерации в недавнем прошлом.
[/attention]

В условиях кардинального обновления большей части законодательства, требуется обновление многих отраслей права, тогда как правотворческие органы не в состоянии за короткий срок выполнить такой объем правотворческой деятельности.

Однако, не удается полностью избежать пробелов и в условиях стабильно действующего законодательства. Пробелы в правовой регуляции лучше противоправной регулированности. Не следует бояться их официальной фиксации, как и того, что отмена неправовых актов и норм повлечет нормативно-правовой хаос.

При временном отсутствии конкретных правовых норм будут и должны действовать, при надлежащем правовом истолковании, более общие правовые нормы Конституции и законов, сами правовые принципы.

[attention type=yellow]
Существование пробелов неизбежно. Это объясняется невозможностью создания абсолютного совершенного права, самой особенностью познания бытия и мышления, материи и сознания, постоянным развитием объективной действительности. Познание не может полностью отразить познаваемый предмет.
[/attention]

Оно к тому же не лишено внутренних противоречий, имеет тенденцию отставания в своем развитии от общественного бытия. Научное предвидение, которое находит, конечно, отражение в праве, также не может быть абсолютным. По этому поводу классик русской юриспруденции И.А.

Покровский справедливо писал, что закон, как и всякое дело рук человечества, часто страдает пороками мысли и пороками редакции[319].

Установление пробелов. Наличие пробела не является самоочевидным, пробел необходимо выявить, установить. Установление пробела представляет собой совокупность доказательственных действий. Доказываются и исследуются следующие вопросы:

– не является ли предполагаемая потребность в правовом регулировании ширмой, навеянной ложными оценками исходной ситуации;

– является ли потребность в нормах права реальной, т. е. обеспеченной существующими социально-экономическими условиями;

– не имеются ли нормы, так или иначе регулирующие данные общественные отношения и, следовательно, исключающие наличие пробела;

– не является ли “молчание права” квалифицированным, т. е. не проявил ли законодатель отрицательной воли на регулирование данных событий и фактов посредством права.

[attention type=green]
В процессе установления пробелов исследуются: содержание действующей системы права; материальные общественные отношения, которые обусловили появление того или иного нормативного акта или требуют его издания; правотворческая деятельность государственных органов (иногда также и общественных организаций); правоприменительная практика.
[/attention]

Ситуации, не являющиеся пробелами в праве. Таковыми не являются многие ситуации отсутствия норм права, в том числе:

– если право «молчит» по какому-либо вопросу, это свидетельство того, что законодатель не считает нужным регулировать данное отношение правовыми средствами;

– если вид общественного отношения урегулирован правом, но недостаточно конкретно, значит имеются лишь общие нормы;

– если законодатель прямо или косвенно уполномочивает правоприменителя на конкретизацию существующих правил или дозволяет ему принять решение по собственному усмотрению;

– если нормативно-правовой акт противоречит или не соответствует социально-экономическим потребностям;

– если имеется логическое противоречие закона, например, наказание за причинение смерти по неосторожности (ст.

109 УК РФ) меньше (наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок), чем за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ – наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет).

Правила установления пробелов. Для того чтобы установить пробелы в законодательстве, необходимо выявить:

-необходимость правового регулирования данных общественных отношений;

-обеспеченность правовой регламентации соответствующими социально-экономическими и иными условиями;

– отсутствие нормы, регулирующей конкретную ситуацию (или она неполно ее регулирует);

– сходство анализируемых условий и обстоятельств и тех, которые предусмотрены применяемой нормой;

– отсутствие запрета в законе на восполнение пробела правоприменителем.

Сходную норму ищут сначала в той же отрасли права и лишь затем обратиться к другим областям.

Виды пробелов в праве. В литературе пробелы классифицируются по следующим основаниям:

– по отраслевой принадлежности: пробелы в конституционном, международном, гражданском, трудовом праве и др. отраслях права;

– по виду нормативного акта: пробел в указе президента РФ, пробел постановлений правительства, пробел в инструкции министерств;

-по элементу нормы права: пробел в гипотезе, пробел в диспозиции, пробел в санкции;

-по времени появления: первичный (первоначальный) – возникает в момент издания нормативных актов; последующий (вторичный) – появляется после издания норма­тивных актов;

-в зависимости от воли (умысла) субъекта правотворчества в возникновении пробела: умышленные пробелы (обусловлены волей субъекта правотворчества) и непреднамеренные пробелы (возникшие без определенного умысла, по другим обстоятельствам);

-в зависимости от масштаба пробела: полные пробелы (вообще отсутствует какая-либо юридическая норма, которая может использоваться для урегулирования возникших правоотношений); частичные пробелы (возникшие правоотношения не урегулированы нормами лишь частично).

Источник: https://sci-lib.biz/gosudarstva-prava-teoriya/1ponyatie-probela-zakonodatelstve-47171.html

Проблемы реализации права при пробелах в законодательстве

Неурегулированность законодательства

Пробел в праве — это отсутствие в праве нормы, при помощи которой необходимо решать конкретные жизненные ситуации, требующие правового регулирования.

Понятие и виды пробелов в законодательстве. В правоприменительных процессах иногда возникают ситуации, когда, несмотря на все усилия, не удается отыскать норму, рассчитанную на рассматриваемый правоприменителем случай. И не потому, что эту норму трудно найти, а потому, что ее просто не существует в действительности.

В таких ситуациях правоприменители сталкиваются с пробелом в позитивном праве или, как чаще всего говорят, с пробелом в законодательстве. Пробел в законодательстве – это полная или частичная неурегулированность нормами позитивного права тех или иных жизненных ситуаций (общественных отношений), входящих в сферу правового регулирования.

Иными словами, пробел в законодательстве – это отсутствие правовой нормы, которая в принципе должна быть. Надо, однако, иметь в виду, что само по себе отсутствие правовой нормы, регулирующей ту или иную жизненную ситуацию, еще не свидетельствует о наличии пробела в законодательстве.

Право, как уже отмечалось, не всесильный регулятор и не может регулировать все без исключения общественные отношения. Оно может и должно регулировать лишь те общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования.

Поэтому о пробеле в законодательстве можно говорить только тогда, когда нормами позитивного права не урегулирована ситуация (случай), которая входит в сферу правового регулирования и объективно в правовом регулировании нуждается.

Пробелы в законодательстве могут возникать в силу как объективных, так и субъективных причин. К объективнымотносятся причины, которые обусловлены самими общественными отношениями. Общественные отношения, как известно, находятся в постоянном развитии.

Вследствие этого могут возникать новые общественные отношения, которые правом еще не урегулированы, но объективно этого требуют, поскольку входят в сферу правового регулирования. В таких ситуациях в законодательстве возникает пробел, так как в нем отсутствуют нормы, которые должны регулировать вновь возникшие общественные отношения.

[attention type=red]
К субъективным относятся причины, которые обусловлены уже деятельностью правотворческих органов. Правотворческие органы, осуществляя правовое регулирование тех или иных общественных отношений, могут что-то упустить из виду, могут принять не вполне качественный нормативный акт, могут вообще оставить без внимания какие-то общественные отношения.
[/attention]

Кроме того, к субъективным причинам возникновения пробелов в законодательстве следует отнести недостатки правотворческой техники, порождающие принятие пробельных нормативно-правовых актов.

Существуют различные виды пробелов в законодательстве. Так, в зависимости от степени неурегулированности общественного отношения пробелы делятся на полные и частичные.

Полный пробел имеет место, когда общественное отношение вообще не урегулировано нормами права, частичный– когда общественное отношение урегулировано нормами права не полностью и какие-то его стороны остались правом неурегулированными.

В зависимости от причин возникновения пробелы в законодательстве делятся на объективные и субъективные. Объективные – это пробелы, возникающие в силу объективных причин, субъективные – пробелы, возникающие в силу субъективных причин.

В зависимости от времени возникновения пробелы в законодательстве делятся на первоначальные и последующие. Первоначальные – это пробелы, которые возникают с момента принятия нормативно-правового акта. То есть правотворческий орган сразу, изначально принимает пробельный нормативный акт.

Последующие – это пробелы, которые возникают уже в процессе действия нормативного акта.

[attention type=yellow]
Такое может произойти в результате появления новых общественных отношений, которые должны регулироваться данным нормативным актом, но не урегулированы им только потому, что возникли после вступления нормативного акта в силу.
[/attention]

Наконец, в зависимости от возможности преодоления пробелов в процессе применения права пробелы в законодательстве делятся на преодолимые и непреодолимые. Преодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы могут преодолеть путем применения права по аналогии, т. е.

когда они могут применить нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешить дело исходя из общих начал и смысла законодательства (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Непреодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы не могут преодолеть путем применения права по аналогии, поскольку таковая запрещена законом.

Так, согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ не допускается применение уголовного закона по аналогии.

Некоторые авторы различают также «простительные» и «непростительные» пробелы[48].

«Простительные» пробелы имеют место там, где законодатель не мог по каким-то причинам увидеть и предвидеть потребность в правовом регулировании.

«Непростительные» пробелы – это пробелы, которые возникают либо по небрежности законодателя, либо в случае отступления от правил правотворческой техники.

[attention type=green]
В юридической литературе высказана также точка зрения, согласно которой в законодательстве могут быть выделены действительные и мнимыепробелы.
[/attention]

При этом под мнимыми пробелами понимается так называемое преднамеренное молчание законодателя, когда законодатель сознательно не регулирует какие-то общественные отношения, выводя их за сферу правового регулирования. Такие действия законодателя именуютквалифицированным молчанием.

Думается, однако, что никаких оснований для выделения действительных и мнимых пробелов нет. Пробелы в законодательстве как полная или частичная неурегулированность позитивным правом общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, могут быть только действительными.

[attention type=red]
Мнимых пробелов не существует, поскольку мнимый пробел – это только кажущийся пробел. Правоприменителю в силу тех или иных причин может показаться, что в законодательстве имеется пробел, хотя на самом деле пробела может и не быть.
[/attention]

Сам же факт молчания законодателя, когда он сознательно не регулирует те или иные общественные отношения, отнюдь не свидетельствует об отсутствии пробела. Если данные отношения входят в сферу правового регулирования (а она формируется в обществе объективно, а не по воле законодателя, в связи с чем законодатель не может выводить те или иные отношения за сферу правового регулирования), то налицо пробел, возникший в законодательстве в результате соответствующих субъективных причин.

Пробелы в законодательстве и в целом в позитивном праве – явление нежелательное для общества. Отсутствие упорядоченности общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, нередко вызывает социальное напряжение и создает проблемы как для правоприменительных органов, так и для участников конкретных общественных отношений.

Поэтому правотворческие органы должны, как говорится, держать руку на пульсе времени и по возможности своевременно устранять пробелы в законодательстве. Вместе с тем по тем или иным причинам (например, экономическим) это не всегда удается сделать, вследствие чего пробелы в законодательстве могут существовать неопределенно длительное время.

Применение права по аналогии.

Наличие пробела в законодательстве, хотя и создает определенные трудности практического порядка, не должно служить основанием для отказа в решении того или иного конкретного вопроса со стороны правоприменительных органов, поскольку законодатель предоставляет правоприменительным органам возможность преодолеть (восполнить) пробел путем применения права по аналогии при решении конкретного юридического дела.

Для применения права по аналогии необходимо, как представляется, наличие трех условий:

[attention type=yellow]
во-первых, необходимо, чтобы в законодательстве существовал действительный пробел, т. е. действительно отсутствовали правовые нормы, которые бы регулировали рассматриваемый случай;
[/attention]

во-вторых, необходимо, чтобы рассматриваемый случай входил в сферу правового регулирования, поскольку если случай не входит в сферу правового регулирования, то он и не должен решаться правовыми средствами;

в-третьих, необходимо, чтобы применение права по аналогии дозволялось законодателем. Так, в уже упоминавшейся ч. 3 ст. 11 ГПК РФ судам при рассмотрении гражданских дел дозволено применение права по аналогии. В то же время согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ, о которой тоже упоминалось, «применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Существует два основных способа применения права по аналогии (по-другому – преодоления пробелов правоприменительными органами): аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона – это решение юридического дела на основе правовых норм, регулирующих сходные общественные отношения. Слово «аналогия» (от греч. «analogia») означает сходство между предметами, явлениями или понятиями. Правоприменитель, столкнувшись с пробелом в законодательстве, т. е.

[attention type=green]
с отсутствием правовой нормы, регулирующей рассматриваемое им общественное отношение (конкретный случай), должен применить из этой же отрасли права норму, регулирующую сходные общественные отношения (случаи), если таковая имеется. Так, в п. 1 ст.
[/attention]

6 ГК РФ говорится: «В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». Подобные правила закреплены в ст. 5 СК РФ и в ч. 3 ст. 11 ГПК РФ.

Разновидностью аналогии закона является так называемое субсидиарное применение права (субсидиарная аналогия)[49].

При субсидиарном применении правоприменительный орган применяет норму, регулирующую сходные общественные отношения, не из данной отрасли права (в данной отрасли права такая норма отсутствует), а из другой, родственной отрасли права. Так, согласно ст.

[attention type=red]
4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
[/attention]

Аналогия права – это решение юридического дела на основе общих принципов и смысла законодательства. Данный способ применения права по аналогии не является альтернативным аналогии закона.

То есть правоприменительный орган не может действовать по принципу «или – или» и в случае обнаружения пробела применять или аналогию закона, или аналогию права. Согласно действующему законодательству к аналогии права правоприменительный орган может прибегнуть только в том случае, когда невозможно применить аналогию закона.

Это значит, что, обнаружив пробел в законодательстве, правоприменитель должен искать норму, регулирующую сходные отношения, т. е. он должен ориентироваться на аналогию закона. И только тогда, когда убедится в отсутствии такой нормы, он может прибегнуть к аналогии права, т. е. решить юридическое дело на основе общих принципов и смысла законодательства.

Для убедительности посмотрим, как сформулирована ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, о которой мы уже не раз упоминали.

«В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, – говорится в этой части, – суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)». Из содержания этой нормы видно, что суд может прибегнуть к аналогии права только в том случае, если отсутствуют нормы, регулирующие сходные отношения, т. если нельзя применить аналогию закона.



Источник: https://infopedia.su/9x1f53.html

Признание нормативных правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений // Обзор практики

Неурегулированность законодательства

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика.

Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

  • нарушение порядка принятия НПА (в том числе порядка опубликования);
  • противоречие нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
  • нарушение оспариваемым нормативным правовым актом компетенции другого органа власти;
  • неопределенность содержания.

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.).

Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1].

Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

[attention type=yellow]
Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции.
[/attention]

Действующее законодательство  прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.

В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.

1. Нарушение системности законодательства

Дело о максимальном годовом доходе

Определение ВС РФ от 23 июля 2014 года № 1-АПГ14-11

[attention type=green]
Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.
[/attention]

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме.

Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.

[attention type=red]
47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.
[/attention]

2. Неопределенность формулировок

Неопределенность требований к конкурсу

Определение ВС РФ от 27 марта 2019 года № 67-АПА19-1

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.

Сложные формулы и коэффициенты расчета

Определение ВС от 29 мая 2019 года № 8-АПА19-5

[attention type=yellow]
Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ.
[/attention]

Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г.

№ 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».

3. Неопределенность содержания

Несоблюдение требования формальной определенности

Определение ВС РФ от 19 марта 2014 года № 46-АПГ14-1

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

Проблемы в процедуре оспаривания

[attention type=green]
Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.
[/attention]

1. Отсутствие алгоритма оценки

Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.

Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту.

Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования

Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.

Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу № 3-32/2014

[attention type=red]
Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края.
[/attention]

Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/10/23/priznanie_normativnyh_pravovyh_aktov_nedejstvuyuschimi_po_motivu_neopredelennosti_ih_polozhenij__obz

Какая польза от судебной практики? Сайты судебной практики

Неурегулированность законодательства

Как и в любой другой сфере, в юриспруденции существует теория и практика.

Под теорией в работе юриста понимают всевозможные законодательные акты, постановления, письма, кодексы ‒ всё то, чем должен руководствоваться суд и другие органы власти, а также физические и юридические лица.

Теория не полностью отражает реальность, и, помимо законодательства, юрист должен изучить судебную практику по тому или иному вопросу. Но есть ли польза от её изучения? Давайте разбираться.

В современной правовой реальности мы стали свидетелями определённой неупорядоченности действующего законодательства, огромного количества принимаемых нормативных правовых актов, их бессистемности и зачастую противоречивости.

Нестабильность законодательства и неясность его требований, обратное действие норм права, противоречивость правовых предписаний, неурегулированность нормами права определённых жизненных ситуаций – всё это влияет на то, что специалисты в сфере правоприменения всё чаще обращаются к такому правовому инструменту, как судебная практика.

Судебная практика всегда служила достижению главной цели правосудия – принятия законного и обоснованного судебного акта. В процессе судопроизводства осуществляется толкование действующего законодательства, в результате чего возникает основа для восполнения пробелов в существующих нормативно-правовых актах.

Для правильного понимания и применения нормы права применяется как судебная практика, так и официальное толкование нормативно-правовых актов.

[attention type=yellow]
Под официальным толкованием законов и других правовых актов понимается толкование издавшими их (так называемое аутентичное толкование) или специально на то уполномоченными органами (называемое – делегированным толкованием).
[/attention]

Также, именно на основании отчётов по судебной практике и формируется возможность последующей разработки новых законодательных норм. Соответственно, можно сказать со значительной уверенностью, что судебная практика имеет невероятно важное значение в юриспруденции.

В странах англосаксонской системы, в которых официально действует система прецедентного права, значение судебной практики применения имеет определяющее значение. Система российского права, принадлежит к романо-германской континентальной доктрине, в которой принятые судебные акты не являются установленным официально источником права.

Что же относится в нашей стране непосредственно к судебной практике?

Конечно же, это не любое вступившее в силу решение суда. Особое значение имеют обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Немалое значение также имеют определения Верховного Суда РФ, вынесенные в рамках рассмотрения конкретных дел, и судебные акты, принимаемые на уровне апелляционных и кассационных инстанций.

В системном применении, при устойчивом единообразии и правильном толковании норм права вышеперечисленные судебные акты используются судами нижестоящих инстанций при принятии решений, а также исполнительными органами федеральной и региональной власти в правоприменительной деятельности в сфере их компетенции.

При этом следует учитывать, что судебная практика силы закона не имеет и ссылаться на неё как на нормы права нельзя, поскольку Россия действует не в рамках прецедентного права.

Тем не менее, разрешение споров по аналогии с применением норм права, ранее применённых по такому же судебному процессу укладывается в рамки действующего законодательства, что даёт возможность активного использования судебной практики при построении правовой позиции и подчеркивает её актуальность.

[attention type=green]
Данная практика сегодня полностью соответствует требованиям Арбитражного процессуального кодекса РФ, в п.3 ч.4 ст.
[/attention]

170 которого установлено, что «в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВС РФ и сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, а также на постановления Президиума ВС РФ и сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ». Практически идентичная норма содержится в ч.4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ и п.4 ч.4 ст. 180 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Кроме того, к числу оснований для пересмотра судебных актов арбитражных судов ввиду новых обстоятельств относится «определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства; (пункт 5 части третьей статьи 311 АПК РФ). Идентичная правовая норма была внесена Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ и в статью 392 ГПК РФ, изменив и дополнив практику судов общей юрисдикции элементами прецедентного права.

Резюмируя, можно сказать, что судебная практика – это «подсказка», которая не только указывает на верное применение норм права, но и позволяет видеть перспективу дела.

[attention type=red]
Но стоит ли на неё ссылаться или нет, следует исходить от особенностей каждого конкретного спора и в зависимости от процессуальной позиции той или иной стороны.
[/attention]

Безусловно, определение подобных действий, является прерогативой опытного юриста.

Список сайтов, где удобно и просто её найти:

  1. SudAct.ru. Сайт позиционирует себя как крупнейшую базу судебных актов и нормативных документов РФ в сети. Действительно хороший поиск и дружелюбный интерфейс. Удобен в использовании.
  2. Судебныерешения.рф. Менее известный, но не менее удобный сайт.

    Его база ограничена актами судов общей юрисдикции, так что практику по экономическим спорам или интеллектуальным правам там не найти. Зато сайт отлично справляется с поиском по решениям СОЮ.

  3. База ГАС РФ “Правосудие”. Государственная база данных решений судов общей юрисдикции. Не самый удобный сервис, нет поиска по конкретному тексту, медленный.

    Но с какими-то задачами может помочь, наверное. В общем, имейте его в виду, но надежды не возлагайте.

  4. База на сайте Верховного Суда РФ. Содержит акты СОЮ. По арбитражным делам доступны лишь те решения, которые вынесены Верховным Судом. Стоит сказать, что работает довольно шустро, интерфейс приятный.
  5. Картотека арбитражных дел (Мой Арбитр).

    Государственный сервис, за который не стыдно. У него есть некоторые минусы, но плюсы значительно перевешивают. База данных пополняется оперативно, при этом доступны все акты по любому делу. Если было вынесено какое-то определение, оно обязательно здесь есть.

  6. Некоммерческая версия КонсультантПлюс. База судебной практики полностью доступна в рабочие дни с 20.00 до 00.

    00 и в выходные дни (включая праздничные). Далеко не самая полная база, но поисковой инструментарий однозначно выигрывает.

Подготовила: Екатерина Кузьмина

: https://.com/juristicstar2019

@juristicstar

Подписаться

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ec11156ed889b36a361d876/kakaia-polza-ot-sudebnoi-praktiki-saity-sudebnoi-praktiki-5ec52455058db43258ef60c3

Правовая коллизия. Каким законам и юридическим нормам отдавать предпочтение

Неурегулированность законодательства

Юридическая (правовая) коллизия – это разногласие между двумя или более действующими нормативно-правовыми актами, регулирующими один и тот же вопрос. Также коллизией называют противоречие между выполнением органами власти своих полномочий в процессе правоприменения.

В международном праве юридическая коллизия понимается, как разногласие между гражданскими нормами разных государств.

1.Понятие пробела в законодательстве.: Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не

Неурегулированность законодательства
Неурегулированность законодательства

Законодательное и подзаконное нормотворчество при всем желании не может обеспечить сплошного регулирования общественных отношений. В жизни возникали, возникают и будут возникать ситуации, которые не имеют прямого нормативного решения. Отсутствие такого решения именуется пробелом в регулировании.

Пробел в праве – отсутствие конкретного нормативного предписания в отношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регулирования. Иными словами, это отсутствие юридической нормы, необходимой для урегулирования возникших правоотношений.

Так, установив возможность включать в трудовой договор дополнительное усло­вие об обязанности работника отработать после обучения не менее установленного договором сро­ка, если обучение производилось за счет средств работодателя (ч. 4 ст. 57 ТК РФ), законодатель не пре­дусмотрел предельной продолжительности такого срока, что дало почву для злоупотребления со сто­роны работодателя.

Практике известны случаи, когда заключаются соглашения об отработке 15 лет после обучения. Подобное условие договора противоречит закрепленному в ст. 37 Конституции РФ и ст. 2 ТК РФ принципу свободы труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, право рас­поряжаться своими способностями к труду, выби­рать профессию и род деятельности.

Признаки пробелов в законодательстве. Следует обратить внимание на терминологию. Обычно говорят о «пробелах в праве», но речь чаще всего идет о «пробелах в позитивном праве». Пробел характеризуется тем, что представляет собой:

1)неполноту действующего законодательства;

2)неполноту, которая требует своего восполнения и устранения;

3)неполноту законодательства, которая требует своего доказатель­ства.

Неполнота действующего законодательства. Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения норм права.

[attention type=yellow]
Отличительная черта пробела в праве заключается в том, что те фактические обстоятельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписание, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через регулирование аналогичных обстоятельств, через общие и отраслевые правовые принципы.
[/attention]

Таким образом, пробел – это своего рода «пропуски» в правовом пространстве юридических норм, которые нежелательны и в принципе должны быть исключены из общего правила, адекватного правового регулирования социальной сферы.

Пробелы в законодательстве нельзя путать с так называемым квалифицированным молчанием законодателя, когда он намеренно оставляет вопрос открытым, воздерживается от принятия нормы, показывая тем самым нежелание ее принимать, относя решение дела за пределы законодательной сферы.

Необходимо подчеркнуть, что пробел в праве – это понятие, в основе которого лежит неполнота юридической базы применения права. Случаи полного неурегулирования тех или иных отношений тоже можно условно назвать пробелами в праве. Однако это качественно иные явления, нежели неполнота в действующих нормативных актах.

[attention type=green]
Причины пробелов. Пробелы в праве представляют собой дефекты в изложении государственной воли и ее оформлении. Происходит это в силу объективных и субъективных причин.
[/attention]

Объективные причины – причины, существование которых не зависит от воли и сознания людей. Они усматриваются в том, что правовые отношения динамичны, а система юридических норм обладает определенной статикой, инерцией, поэтому может не успевать за развитием правовых отношений.

Субъективные причины – причины, существование которых зависит от воли и сознания человека. Они могут быть связаны с изъянами правотворческой деятельности:

– упущения при разработке нормативного правового акта, его проектировании. Например, при подготовке Закона Российской Федерации о демонстрациях, шествиях, собраниях законодатели попросту забыли о такой форме протестов, как пикетирование;

– сознательное умолчание законодателя с надеждой принять соответствующие нормы в ближайшем будущем либо передать решение этого вопроса иным правотворческим органам;

– недостаточное использование средств юридической техники, наличие пропусков и противоречий в действующем праве.

В современных условиях чаще всего встречаются пробелы, обусловленные именно несовершенством правотворчества. Например, отсутствие нормы, предусматривающей возмещение гражданину вреда, понесенного им при спасении жизни человека.

Однако, это вовсе не означает, что законодатель дает отрицательный ответ на данное обстоятельство. Общие принципы гуманизма и смысл законодательства говорят, что эти отношения находятся в сфере правового регулирования, но вне конкретных правовых норм.

Налицо пробел в законе.

[attention type=red]
Особенно много пробелов появляется в период резкой смены экономического и политического курса государства, который, в частности, имел место в Российской Федерации в недавнем прошлом.
[/attention]

В условиях кардинального обновления большей части законодательства, требуется обновление многих отраслей права, тогда как правотворческие органы не в состоянии за короткий срок выполнить такой объем правотворческой деятельности.

Однако, не удается полностью избежать пробелов и в условиях стабильно действующего законодательства. Пробелы в правовой регуляции лучше противоправной регулированности. Не следует бояться их официальной фиксации, как и того, что отмена неправовых актов и норм повлечет нормативно-правовой хаос.

При временном отсутствии конкретных правовых норм будут и должны действовать, при надлежащем правовом истолковании, более общие правовые нормы Конституции и законов, сами правовые принципы.

[attention type=yellow]
Существование пробелов неизбежно. Это объясняется невозможностью создания абсолютного совершенного права, самой особенностью познания бытия и мышления, материи и сознания, постоянным развитием объективной действительности. Познание не может полностью отразить познаваемый предмет.
[/attention]

Оно к тому же не лишено внутренних противоречий, имеет тенденцию отставания в своем развитии от общественного бытия. Научное предвидение, которое находит, конечно, отражение в праве, также не может быть абсолютным. По этому поводу классик русской юриспруденции И.А.

Покровский справедливо писал, что закон, как и всякое дело рук человечества, часто страдает пороками мысли и пороками редакции[319].

Установление пробелов. Наличие пробела не является самоочевидным, пробел необходимо выявить, установить. Установление пробела представляет собой совокупность доказательственных действий. Доказываются и исследуются следующие вопросы:

– не является ли предполагаемая потребность в правовом регулировании ширмой, навеянной ложными оценками исходной ситуации;

– является ли потребность в нормах права реальной, т. е. обеспеченной существующими социально-экономическими условиями;

– не имеются ли нормы, так или иначе регулирующие данные общественные отношения и, следовательно, исключающие наличие пробела;

– не является ли “молчание права” квалифицированным, т. е. не проявил ли законодатель отрицательной воли на регулирование данных событий и фактов посредством права.

[attention type=green]
В процессе установления пробелов исследуются: содержание действующей системы права; материальные общественные отношения, которые обусловили появление того или иного нормативного акта или требуют его издания; правотворческая деятельность государственных органов (иногда также и общественных организаций); правоприменительная практика.
[/attention]

Ситуации, не являющиеся пробелами в праве. Таковыми не являются многие ситуации отсутствия норм права, в том числе:

– если право «молчит» по какому-либо вопросу, это свидетельство того, что законодатель не считает нужным регулировать данное отношение правовыми средствами;

– если вид общественного отношения урегулирован правом, но недостаточно конкретно, значит имеются лишь общие нормы;

– если законодатель прямо или косвенно уполномочивает правоприменителя на конкретизацию существующих правил или дозволяет ему принять решение по собственному усмотрению;

– если нормативно-правовой акт противоречит или не соответствует социально-экономическим потребностям;

– если имеется логическое противоречие закона, например, наказание за причинение смерти по неосторожности (ст.

109 УК РФ) меньше (наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок), чем за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ – наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет).

Правила установления пробелов. Для того чтобы установить пробелы в законодательстве, необходимо выявить:

-необходимость правового регулирования данных общественных отношений;

-обеспеченность правовой регламентации соответствующими социально-экономическими и иными условиями;

– отсутствие нормы, регулирующей конкретную ситуацию (или она неполно ее регулирует);

– сходство анализируемых условий и обстоятельств и тех, которые предусмотрены применяемой нормой;

– отсутствие запрета в законе на восполнение пробела правоприменителем.

Сходную норму ищут сначала в той же отрасли права и лишь затем обратиться к другим областям.

Виды пробелов в праве. В литературе пробелы классифицируются по следующим основаниям:

– по отраслевой принадлежности: пробелы в конституционном, международном, гражданском, трудовом праве и др. отраслях права;

– по виду нормативного акта: пробел в указе президента РФ, пробел постановлений правительства, пробел в инструкции министерств;

-по элементу нормы права: пробел в гипотезе, пробел в диспозиции, пробел в санкции;

-по времени появления: первичный (первоначальный) – возникает в момент издания нормативных актов; последующий (вторичный) – появляется после издания норма­тивных актов;

-в зависимости от воли (умысла) субъекта правотворчества в возникновении пробела: умышленные пробелы (обусловлены волей субъекта правотворчества) и непреднамеренные пробелы (возникшие без определенного умысла, по другим обстоятельствам);

-в зависимости от масштаба пробела: полные пробелы (вообще отсутствует какая-либо юридическая норма, которая может использоваться для урегулирования возникших правоотношений); частичные пробелы (возникшие правоотношения не урегулированы нормами лишь частично).

Источник: https://sci-lib.biz/gosudarstva-prava-teoriya/1ponyatie-probela-zakonodatelstve-47171.html

Проблемы реализации права при пробелах в законодательстве

Неурегулированность законодательства

Пробел в праве — это отсутствие в праве нормы, при помощи которой необходимо решать конкретные жизненные ситуации, требующие правового регулирования.

Понятие и виды пробелов в законодательстве. В правоприменительных процессах иногда возникают ситуации, когда, несмотря на все усилия, не удается отыскать норму, рассчитанную на рассматриваемый правоприменителем случай. И не потому, что эту норму трудно найти, а потому, что ее просто не существует в действительности.

В таких ситуациях правоприменители сталкиваются с пробелом в позитивном праве или, как чаще всего говорят, с пробелом в законодательстве. Пробел в законодательстве – это полная или частичная неурегулированность нормами позитивного права тех или иных жизненных ситуаций (общественных отношений), входящих в сферу правового регулирования.

Иными словами, пробел в законодательстве – это отсутствие правовой нормы, которая в принципе должна быть. Надо, однако, иметь в виду, что само по себе отсутствие правовой нормы, регулирующей ту или иную жизненную ситуацию, еще не свидетельствует о наличии пробела в законодательстве.

Право, как уже отмечалось, не всесильный регулятор и не может регулировать все без исключения общественные отношения. Оно может и должно регулировать лишь те общественные отношения, которые входят в сферу правового регулирования.

Поэтому о пробеле в законодательстве можно говорить только тогда, когда нормами позитивного права не урегулирована ситуация (случай), которая входит в сферу правового регулирования и объективно в правовом регулировании нуждается.

Пробелы в законодательстве могут возникать в силу как объективных, так и субъективных причин. К объективнымотносятся причины, которые обусловлены самими общественными отношениями. Общественные отношения, как известно, находятся в постоянном развитии.

Вследствие этого могут возникать новые общественные отношения, которые правом еще не урегулированы, но объективно этого требуют, поскольку входят в сферу правового регулирования. В таких ситуациях в законодательстве возникает пробел, так как в нем отсутствуют нормы, которые должны регулировать вновь возникшие общественные отношения.

[attention type=red]
К субъективным относятся причины, которые обусловлены уже деятельностью правотворческих органов. Правотворческие органы, осуществляя правовое регулирование тех или иных общественных отношений, могут что-то упустить из виду, могут принять не вполне качественный нормативный акт, могут вообще оставить без внимания какие-то общественные отношения.
[/attention]

Кроме того, к субъективным причинам возникновения пробелов в законодательстве следует отнести недостатки правотворческой техники, порождающие принятие пробельных нормативно-правовых актов.

Существуют различные виды пробелов в законодательстве. Так, в зависимости от степени неурегулированности общественного отношения пробелы делятся на полные и частичные.

Полный пробел имеет место, когда общественное отношение вообще не урегулировано нормами права, частичный– когда общественное отношение урегулировано нормами права не полностью и какие-то его стороны остались правом неурегулированными.

В зависимости от причин возникновения пробелы в законодательстве делятся на объективные и субъективные. Объективные – это пробелы, возникающие в силу объективных причин, субъективные – пробелы, возникающие в силу субъективных причин.

В зависимости от времени возникновения пробелы в законодательстве делятся на первоначальные и последующие. Первоначальные – это пробелы, которые возникают с момента принятия нормативно-правового акта. То есть правотворческий орган сразу, изначально принимает пробельный нормативный акт.

Последующие – это пробелы, которые возникают уже в процессе действия нормативного акта.

[attention type=yellow]
Такое может произойти в результате появления новых общественных отношений, которые должны регулироваться данным нормативным актом, но не урегулированы им только потому, что возникли после вступления нормативного акта в силу.
[/attention]

Наконец, в зависимости от возможности преодоления пробелов в процессе применения права пробелы в законодательстве делятся на преодолимые и непреодолимые. Преодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы могут преодолеть путем применения права по аналогии, т. е.

когда они могут применить нормы права, регулирующие сходные отношения, а при отсутствии таких норм разрешить дело исходя из общих начал и смысла законодательства (ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Непреодолимые – это пробелы, которые правоприменительные органы не могут преодолеть путем применения права по аналогии, поскольку таковая запрещена законом.

Так, согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ не допускается применение уголовного закона по аналогии.

Некоторые авторы различают также «простительные» и «непростительные» пробелы[48].

«Простительные» пробелы имеют место там, где законодатель не мог по каким-то причинам увидеть и предвидеть потребность в правовом регулировании.

«Непростительные» пробелы – это пробелы, которые возникают либо по небрежности законодателя, либо в случае отступления от правил правотворческой техники.

[attention type=green]
В юридической литературе высказана также точка зрения, согласно которой в законодательстве могут быть выделены действительные и мнимыепробелы.
[/attention]

При этом под мнимыми пробелами понимается так называемое преднамеренное молчание законодателя, когда законодатель сознательно не регулирует какие-то общественные отношения, выводя их за сферу правового регулирования. Такие действия законодателя именуютквалифицированным молчанием.

Думается, однако, что никаких оснований для выделения действительных и мнимых пробелов нет. Пробелы в законодательстве как полная или частичная неурегулированность позитивным правом общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, могут быть только действительными.

[attention type=red]
Мнимых пробелов не существует, поскольку мнимый пробел – это только кажущийся пробел. Правоприменителю в силу тех или иных причин может показаться, что в законодательстве имеется пробел, хотя на самом деле пробела может и не быть.
[/attention]

Сам же факт молчания законодателя, когда он сознательно не регулирует те или иные общественные отношения, отнюдь не свидетельствует об отсутствии пробела. Если данные отношения входят в сферу правового регулирования (а она формируется в обществе объективно, а не по воле законодателя, в связи с чем законодатель не может выводить те или иные отношения за сферу правового регулирования), то налицо пробел, возникший в законодательстве в результате соответствующих субъективных причин.

Пробелы в законодательстве и в целом в позитивном праве – явление нежелательное для общества. Отсутствие упорядоченности общественных отношений, входящих в сферу правового регулирования, нередко вызывает социальное напряжение и создает проблемы как для правоприменительных органов, так и для участников конкретных общественных отношений.

Поэтому правотворческие органы должны, как говорится, держать руку на пульсе времени и по возможности своевременно устранять пробелы в законодательстве. Вместе с тем по тем или иным причинам (например, экономическим) это не всегда удается сделать, вследствие чего пробелы в законодательстве могут существовать неопределенно длительное время.

Применение права по аналогии.

Наличие пробела в законодательстве, хотя и создает определенные трудности практического порядка, не должно служить основанием для отказа в решении того или иного конкретного вопроса со стороны правоприменительных органов, поскольку законодатель предоставляет правоприменительным органам возможность преодолеть (восполнить) пробел путем применения права по аналогии при решении конкретного юридического дела.

Для применения права по аналогии необходимо, как представляется, наличие трех условий:

[attention type=yellow]
во-первых, необходимо, чтобы в законодательстве существовал действительный пробел, т. е. действительно отсутствовали правовые нормы, которые бы регулировали рассматриваемый случай;
[/attention]

во-вторых, необходимо, чтобы рассматриваемый случай входил в сферу правового регулирования, поскольку если случай не входит в сферу правового регулирования, то он и не должен решаться правовыми средствами;

в-третьих, необходимо, чтобы применение права по аналогии дозволялось законодателем. Так, в уже упоминавшейся ч. 3 ст. 11 ГПК РФ судам при рассмотрении гражданских дел дозволено применение права по аналогии. В то же время согласно ч. 2 ст. 3 УК РФ, о которой тоже упоминалось, «применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Существует два основных способа применения права по аналогии (по-другому – преодоления пробелов правоприменительными органами): аналогия закона и аналогия права.

Аналогия закона – это решение юридического дела на основе правовых норм, регулирующих сходные общественные отношения. Слово «аналогия» (от греч. «analogia») означает сходство между предметами, явлениями или понятиями. Правоприменитель, столкнувшись с пробелом в законодательстве, т. е.

[attention type=green]
с отсутствием правовой нормы, регулирующей рассматриваемое им общественное отношение (конкретный случай), должен применить из этой же отрасли права норму, регулирующую сходные общественные отношения (случаи), если таковая имеется. Так, в п. 1 ст.
[/attention]

6 ГК РФ говорится: «В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона)». Подобные правила закреплены в ст. 5 СК РФ и в ч. 3 ст. 11 ГПК РФ.

Разновидностью аналогии закона является так называемое субсидиарное применение права (субсидиарная аналогия)[49].

При субсидиарном применении правоприменительный орган применяет норму, регулирующую сходные общественные отношения, не из данной отрасли права (в данной отрасли права такая норма отсутствует), а из другой, родственной отрасли права. Так, согласно ст.

[attention type=red]
4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.
[/attention]

Аналогия права – это решение юридического дела на основе общих принципов и смысла законодательства. Данный способ применения права по аналогии не является альтернативным аналогии закона.

То есть правоприменительный орган не может действовать по принципу «или – или» и в случае обнаружения пробела применять или аналогию закона, или аналогию права. Согласно действующему законодательству к аналогии права правоприменительный орган может прибегнуть только в том случае, когда невозможно применить аналогию закона.

Это значит, что, обнаружив пробел в законодательстве, правоприменитель должен искать норму, регулирующую сходные отношения, т. е. он должен ориентироваться на аналогию закона. И только тогда, когда убедится в отсутствии такой нормы, он может прибегнуть к аналогии права, т. е. решить юридическое дело на основе общих принципов и смысла законодательства.

Для убедительности посмотрим, как сформулирована ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, о которой мы уже не раз упоминали.

«В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, – говорится в этой части, – суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права)». Из содержания этой нормы видно, что суд может прибегнуть к аналогии права только в том случае, если отсутствуют нормы, регулирующие сходные отношения, т. если нельзя применить аналогию закона.



Источник: https://infopedia.su/9x1f53.html

Признание нормативных правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений // Обзор практики

Неурегулированность законодательства

Действующее процессуальное законодательство, базирующееся на конституционных принципах верховенства закона, равенства, судебной защиты прав и свобод, предусматривает такой самостоятельный вид деятельности судебных органов, как контроль за законностью актов органов власти. Наличие данной судебной функции позволяет заинтересованным лицам обратиться в суд с требованием о признании нормативно-правового акта недействующим.

Оценка законности нормативно-правового акта представляет собой нетривиальную процедуру, требующую высокого уровня юридической квалификации и подготовки. Данный тезис наглядно демонстрирует судебная практика.

Несмотря на значительное количество вынесенных решений по спорам о признании нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений, на сегодняшний день невозможно констатировать наличие единообразного подхода к оценке правовых актов.

В каких случаях суды считают формулировки неопределенными и допускающими множественность толкования? Рассуждения по данному вопросу, проиллюстрированные примерами судебной практики, — в обзоре юристов группы по разрешению споров компании Deloitte Legal.

Особенность проверки законности как предмета судебной деятельности связана с вмешательством судебной власти в компетенцию законодательных и исполнительных органов. Именно поэтому основания для признания незаконности нормативно-правовых актов строго ограничены и включают в себя:

  • нарушение порядка принятия НПА (в том числе порядка опубликования);
  • противоречие нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу;
  • нарушение оспариваемым нормативным правовым актом компетенции другого органа власти;
  • неопределенность содержания.

Из всех указанных вариантов особое внимание на себя обращает неопределенность содержания нормативного акта.

Оценка ясности и определенности нормативного текста – наиболее нетривиальная задача, представляющая собой интеллектуальную деятельность, направленную на выявление смысла положений нормативно-правового акта посредством использования различных способов толкования (телеологического, филологического, систематического, логического, исторического и др.).

Необходимость соответствия нормативного текста указанным требованиям неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (далее – КС РФ), придавший данным критериям общеправовое значение[1].

Европейский Суд по правам человека указывает на необходимость ясности нормативных источников и их точности до той степени, чтобы позволить лицу вести себя соответствующим образом[2].

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ) в принятом 25 декабря 2018 года Постановлении Пленума № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами» (далее – ПП ВС № 50) также предписывает решать вопрос об определенности нормативного акта в процессе проверки его содержания. Последствием оценки нормативного акта как неоднозначного является признание его недействующим полностью или в части с указанием мотивов принятого решения (п. 35).

Таким образом, требование тождественного понимания текста нормативно-правовых источников исходит как от правотворческих органов (в нормах закона), так и от правоприменительных (в постановлениях КС РФ, решениях ЕСПЧ, постановлениях Пленума ВС РФ, решениях по конкретным делам).

[attention type=yellow]
Необходимость соблюдения требований ясности и определенности обусловлена в том числе утилитарными соображениями противодействия коррупции.
[/attention]

Действующее законодательство  прямо относит к коррупциогенным факторам нормы, устанавливающие для правоприменителя необоснованную широту дискреционных полномочий, отсутствие или неполноту административных процедур, а также юридико-лингвистическую неопределенность[3].

Сложность процедуры оценки законности нормативно-правовых актов наглядно демонстрирует судебная практика, в которой на сегодняшний день выделяется самостоятельная категория споров, связанных с признанием нормативно-правовых актов недействующими по мотиву неопределенности их положений.

В рассматриваемой разновидности споров выделяются несколько групп оснований для квалификации нормативного акта как неясного и неопределенного.

1. Нарушение системности законодательства

Дело о максимальном годовом доходе

Определение ВС РФ от 23 июля 2014 года № 1-АПГ14-11

[attention type=green]
Архангельское областное собрание приняло закон, по которому в случае превышения годового дохода индивидуального предпринимателя, применяющего патентную систему налогообложения, над установленным в этом законе максимальным размером налоговая база признается равной установленному законом максимальному размеру потенциально возможного к получению предпринимателем годового дохода.
[/attention]

Заявительница, оказывавшая услуги по присмотру и уходу за детьми и больными на основе патента, потребовала признать указанное правило регионального закона недействующим, ссылаясь на его противоречие гл. 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ).

Использованный в НК РФ термин «потенциально возможный к получению годовой доход», не совпадал с определением «годовой доход», содержавшимся в оспариваемой норме.

Суд пришел к выводу о противоречии нормы регионального законодательства положениям НК РФ, мотивировав его тем, что использование в тексте оспариваемой нормы понятия «годовой доход» вместо содержащегося в ст. 346.

[attention type=red]
47 НК РФ понятия «потенциально возможный к получению годовой доход» дает правоприменителю основания для применения этой нормы к более широкому кругу отношений вопреки воле законодателя и не обеспечивает ее единообразного толкования.
[/attention]

2. Неопределенность формулировок

Неопределенность требований к конкурсу

Определение ВС РФ от 27 марта 2019 года № 67-АПА19-1

Административный истец оспаривал положения правил проведения конкурса на право заключения договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции с использованием имущества, находящегося в муниципальной собственности.

Неясность и двусмысленность формулировок, по мнению заявителя, была связана с отсутствием указания на конкретные критерии архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления.

Удовлетворяя требования заявителя, ВС РФ указал, что отсутствие конкретных параметров архитектурно-художественного оформления места размещения рекламной конструкции и праздничного оформления допускает необоснованно широкие пределы дискреции конкурсной комиссии при принятии решения по результатам конкурса.

Сложные формулы и коэффициенты расчета

Определение ВС от 29 мая 2019 года № 8-АПА19-5

[attention type=yellow]
Акционерное общество «Русские краски» оспаривало принятые региональным правительством Порядок взимания платы за сверхнормативный сброс сточных вод и Порядок корректировки размера платы за сверхнормативный залповый сброс загрязняющих веществ.
[/attention]

Формулы и применяемые в этих документах коэффициенты носили сложный и запутанный характер, в связи с чем хозяйствующие субъекты не могли точно рассчитать сумму, подлежащую уплате. Кроме того, заявитель отмечал, что оспариваемые документы не соответствуют вышестоящему акту – постановлению Правительства Российской Федерации от 31 декабря 1995 г.

№ 1310 «О взимании платы за сброс сточных вод и загрязняющих веществ в системы канализации населенных пунктов».

Признавая недействующим отдельные положения постановления Правительства Ярославской области, ВС РФ подчеркнул, что «механизм действия закона должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений прежде всего из содержания конкретного нормативного положения».

3. Неопределенность содержания

Несоблюдение требования формальной определенности

Определение ВС РФ от 19 марта 2014 года № 46-АПГ14-1

В данном решении Верховный Суд РФ пришел к выводу, что отдельное положение постановления правительства Самарской области не соответствует требованиям формальной определенности, поскольку оно не позволяет определить, в каких случаях при рассмотрении заявления о предоставлении земельного участка проводится его осмотр (во всех или выборочно), каковы критерии выбора для осмотра участка, каков порядок проведения такого осмотра уполномоченным органом. Также установлены такие цели осмотра, как «установление фактического использования испрашиваемого земельного участка», не предусмотренные земельным законодательством в качестве условий их предоставления гражданам. На этих основаниях оспариваемое положение было признано недействующим.

Проблемы в процедуре оспаривания

[attention type=green]
Детальный анализ решений судов позволяет почувствовать некоторые отрицательные моменты в текущем состоянии процедуры оспаривания нормативных актов.
[/attention]

1. Отсутствие алгоритма оценки

Актуальная судебная практика обнаруживает проблему отсутствия четкого и последовательного алгоритма оценки законности, что может являться причиной принятия судами диаметрально противоположных решений при наличии одних и тех же либо схожих посылок.

Например, Конституционный суд Республики Карелия в постановлении от 17 декабря 2008 года, оценивая Методику определения размера арендной платы за муниципальное имущество, указал, что использованное в ней словосочетание «как правило»[4] влечет возможность неоднозначного толкования этого пункта и допускает неопределенность в правовом регулировании.

Однако иную оценку тому же выражению дал ВС РФ в решении от 27 июля 2011 года по делу № ВКГПИ11-50, анализируя формулировки, содержащиеся в порядке и условиях профессиональной переподготовки по одной из гражданских специальностей военнослужащих – граждан РФ по контракту.

Использованная в указанном акте фраза «военнослужащие проходят профессиональную переподготовку, как правило, с таким расчетом, чтобы она заканчивалась до дня исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части», по мнению суда, направлена на детализацию установленного для военнослужащих права, а потому является допустимой юридической техникой, не создающей неопределенность.

2. Сложности применения филологического (грамматического) толкования

Отдельные затруднения испытывают суды, прибегая к филологическому (грамматическому) способу толкования нормативных актов.

Решение Хабаровского краевого суда от 3 июня 2014 г. по делу № 3-32/2014

[attention type=red]
Признано неопределенным использование терминов «на переправах и наплавных мостах» в Правилах охраны жизни людей на водных объектах Хабаровского края.
[/attention]

Данные термины с позиции суда являются общими понятиями, под которые подпадает множество объектов, а в Правилах, в свою очередь, не раскрывается их содержание и не описывается, что они означают «для целей настоящего нормативного правового акта».

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/10/23/priznanie_normativnyh_pravovyh_aktov_nedejstvuyuschimi_po_motivu_neopredelennosti_ih_polozhenij__obz

Какая польза от судебной практики? Сайты судебной практики

Неурегулированность законодательства

Как и в любой другой сфере, в юриспруденции существует теория и практика.

Под теорией в работе юриста понимают всевозможные законодательные акты, постановления, письма, кодексы ‒ всё то, чем должен руководствоваться суд и другие органы власти, а также физические и юридические лица.

Теория не полностью отражает реальность, и, помимо законодательства, юрист должен изучить судебную практику по тому или иному вопросу. Но есть ли польза от её изучения? Давайте разбираться.

В современной правовой реальности мы стали свидетелями определённой неупорядоченности действующего законодательства, огромного количества принимаемых нормативных правовых актов, их бессистемности и зачастую противоречивости.

Нестабильность законодательства и неясность его требований, обратное действие норм права, противоречивость правовых предписаний, неурегулированность нормами права определённых жизненных ситуаций – всё это влияет на то, что специалисты в сфере правоприменения всё чаще обращаются к такому правовому инструменту, как судебная практика.

Судебная практика всегда служила достижению главной цели правосудия – принятия законного и обоснованного судебного акта. В процессе судопроизводства осуществляется толкование действующего законодательства, в результате чего возникает основа для восполнения пробелов в существующих нормативно-правовых актах.

Для правильного понимания и применения нормы права применяется как судебная практика, так и официальное толкование нормативно-правовых актов.

[attention type=yellow]
Под официальным толкованием законов и других правовых актов понимается толкование издавшими их (так называемое аутентичное толкование) или специально на то уполномоченными органами (называемое – делегированным толкованием).
[/attention]

Также, именно на основании отчётов по судебной практике и формируется возможность последующей разработки новых законодательных норм. Соответственно, можно сказать со значительной уверенностью, что судебная практика имеет невероятно важное значение в юриспруденции.

В странах англосаксонской системы, в которых официально действует система прецедентного права, значение судебной практики применения имеет определяющее значение. Система российского права, принадлежит к романо-германской континентальной доктрине, в которой принятые судебные акты не являются установленным официально источником права.

Что же относится в нашей стране непосредственно к судебной практике?

Конечно же, это не любое вступившее в силу решение суда. Особое значение имеют обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Немалое значение также имеют определения Верховного Суда РФ, вынесенные в рамках рассмотрения конкретных дел, и судебные акты, принимаемые на уровне апелляционных и кассационных инстанций.

В системном применении, при устойчивом единообразии и правильном толковании норм права вышеперечисленные судебные акты используются судами нижестоящих инстанций при принятии решений, а также исполнительными органами федеральной и региональной власти в правоприменительной деятельности в сфере их компетенции.

При этом следует учитывать, что судебная практика силы закона не имеет и ссылаться на неё как на нормы права нельзя, поскольку Россия действует не в рамках прецедентного права.

Тем не менее, разрешение споров по аналогии с применением норм права, ранее применённых по такому же судебному процессу укладывается в рамки действующего законодательства, что даёт возможность активного использования судебной практики при построении правовой позиции и подчеркивает её актуальность.

[attention type=green]
Данная практика сегодня полностью соответствует требованиям Арбитражного процессуального кодекса РФ, в п.3 ч.4 ст.
[/attention]

170 которого установлено, что «в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума ВС РФ и сохранившие силу постановления Пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, а также на постановления Президиума ВС РФ и сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ». Практически идентичная норма содержится в ч.4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса РФ и п.4 ч.4 ст. 180 Кодекса административного судопроизводства РФ.

Кроме того, к числу оснований для пересмотра судебных актов арбитражных судов ввиду новых обстоятельств относится «определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства; (пункт 5 части третьей статьи 311 АПК РФ). Идентичная правовая норма была внесена Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ и в статью 392 ГПК РФ, изменив и дополнив практику судов общей юрисдикции элементами прецедентного права.

Резюмируя, можно сказать, что судебная практика – это «подсказка», которая не только указывает на верное применение норм права, но и позволяет видеть перспективу дела.

[attention type=red]
Но стоит ли на неё ссылаться или нет, следует исходить от особенностей каждого конкретного спора и в зависимости от процессуальной позиции той или иной стороны.
[/attention]

Безусловно, определение подобных действий, является прерогативой опытного юриста.

Список сайтов, где удобно и просто её найти:

  1. SudAct.ru. Сайт позиционирует себя как крупнейшую базу судебных актов и нормативных документов РФ в сети. Действительно хороший поиск и дружелюбный интерфейс. Удобен в использовании.
  2. Судебныерешения.рф. Менее известный, но не менее удобный сайт.

    Его база ограничена актами судов общей юрисдикции, так что практику по экономическим спорам или интеллектуальным правам там не найти. Зато сайт отлично справляется с поиском по решениям СОЮ.

  3. База ГАС РФ “Правосудие”. Государственная база данных решений судов общей юрисдикции. Не самый удобный сервис, нет поиска по конкретному тексту, медленный.

    Но с какими-то задачами может помочь, наверное. В общем, имейте его в виду, но надежды не возлагайте.

  4. База на сайте Верховного Суда РФ. Содержит акты СОЮ. По арбитражным делам доступны лишь те решения, которые вынесены Верховным Судом. Стоит сказать, что работает довольно шустро, интерфейс приятный.
  5. Картотека арбитражных дел (Мой Арбитр).

    Государственный сервис, за который не стыдно. У него есть некоторые минусы, но плюсы значительно перевешивают. База данных пополняется оперативно, при этом доступны все акты по любому делу. Если было вынесено какое-то определение, оно обязательно здесь есть.

  6. Некоммерческая версия КонсультантПлюс. База судебной практики полностью доступна в рабочие дни с 20.00 до 00.

    00 и в выходные дни (включая праздничные). Далеко не самая полная база, но поисковой инструментарий однозначно выигрывает.

Подготовила: Екатерина Кузьмина

: https://.com/juristicstar2019

@juristicstar

Подписаться

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5ec11156ed889b36a361d876/kakaia-polza-ot-sudebnoi-praktiki-saity-sudebnoi-praktiki-5ec52455058db43258ef60c3

Правовая коллизия. Каким законам и юридическим нормам отдавать предпочтение

Неурегулированность законодательства

Юридическая (правовая) коллизия – это разногласие между двумя или более действующими нормативно-правовыми актами, регулирующими один и тот же вопрос. Также коллизией называют противоречие между выполнением органами власти своих полномочий в процессе правоприменения.

В международном праве юридическая коллизия понимается, как разногласие между гражданскими нормами разных государств.

Источник: https://zakonguru.com/baza/zakony-protivorechit.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.